Главная страница

Регистрация

Вход

english

  

Суббота, 24.06.2017, 12:04   

Приветствую Вас Гость | RSS  

  

   Элбилге :: Прикосновение к истории

   Elbilge :: Touch a History

Начало » Статьи » Turkica » Turks

Звериный стиль – предисловие

Звериный стиль – предисловие

Элери Битикчи

Ключевые слова: звериный стиль, кочевники, звери, тюрки, колониальная тюркология, колониальное востоковедение, постколониализм, постструктурализм, постмодернизм, манкуртизм, антиманкуртизм

«Элет: 1. кочевое население; 2. род; племя; народ;
родное племя, родной народ;
3. места, отдаленные от культурных центров; глушь»
(Киргизско-русский словарь Юдахина)

- But Martha Stuart said...
- F u c k M a r t h a S t u a r t
"Fight Club"

Один из современных российских археологов, посвятил целую монографию звериному стилю. После всестороннего анализа с применением всех известных современной науке методик, он приходит к выводу, что звериный стиль - это искусство экспрессивных деформаций, отражающее такие доминирующие в психике древних воинов-охотников черты, как агрессивность, кровожадность и буйная неуравновешенность. После такого утверждения логично было бы назвать свою работу «Звериное искусство», а вместо картинок с разъяренными кошками и собаками, поместить лица диких кочевников, но автор остался нейтральным.
Данное предисловие посвящено выявлению причин того, почему современная наука оказалась неспособна интерпретировать семантику звериного стиля. И почему современная российская и европейская наука, как и все летописцы оседлых миров веками раннее, до сих пор представляет образ дикого яростного кочевника-разрушителя, полузверя, неспособного на создание культурных ценностей, а способного лишь на заимствование. А также причинам того, что люди, считающие себя потомками тех кочевников, разделяют подобное мнение.
Это вовсе не антироссийская или антиевропейская пропаганда и агитация, но эти культуры в силу своего политического доминирования не воспринимали и не воспринимают кочевников или тюрков как равноправные культуры. В результате появляются представления и репрезентации данных культур не имеющие ничего общего с прошлым или настоящим, процветает колониальная наука, которая мешает развитию изучения кочевников как имперскими, так и колонизированными сознаниями.

Александр Матросов и Чолпонбай Тулебердиев. В советском детстве на уроках истории многих маленьких киргизов, чье сознание пока еще оставалось не затуманенным общей системой образования, смущало и удивляло то определение, что Тулебердиев повторил подвиг Матросова, хотя по дате первый сделал это гораздо раньше (1942) второго (1943). Но все учителя и книги твердили одно: «Чолпонбай Тулебердиев повторил бессмертный подвиг Александра Матросова». И детей заставляли говорить так. Это было непонятно. Чему же верить, своим глазам и ушам (1942<1943), которые говорят, что, скорее всего, Матросов повторил подвиг Тулебердиева, или верить своим солидным и уважаемым учителям и книгам, которые утверждают, что Тулебердиев повторил подвиг Матросова. Верили учителям и книгам (куда ты Тулебердиев вперед батьки лезешь?).
Вот так примерно жуаньжуане превращали детей найманов в манкуртов, которые со временем перестали верить своим чувствам, глазам и ушам и стали полностью доверять словам своих хозяев-учителей. Преклоняясь перед подвигами Матросова и Тулебердиева, следует отметить, что в Советской России, киргиз никак не мог совершить подобный подвиг раньше русского. Теперь после независимости, киргизы способны понять это и точно знают, что это Матросов повторил подвиг Тулебердиева, а штаны в Европу принесли тюрки, но эти дети найманов пока еще неспособны понять того, что Тулебердиев погиб на чужой войне.


«Тюркские правители сложили свои тюркские имена и, приняв титулы правителей табгачей, подчинились кагану табгачей, пятьдесят лет отдавали труды и силы. Вперед к восходу на Бекли кагана ходили войском, назад ходили войском до Темир капыга, отдали кагану табгачей свой эл и законы. Весь тюркский народ целиком сказал так: мы были народом с элем, где теперь мой эл? Для кого я завоевываю государства? - говорили они. Мы были народом с каганом, где мой каган? Какому кагану отдаю труды и силы? - говорили они, и, так говоря, стали врагом кагану табгачей» (Большая надпись Кюль-Тегина).
Альберт Мемми, тунисский антиколониальный революционер и интеллектуал писал: «И дни гнета заканчиваются, и предполагается, что на наших глазах родится новый человек. Не хотелось бы признавать, но я должен, ибо деколонизация показала, этого не случилось. Колонизованный будет жить еще долгое время до того как появиться настоящий новый человек».
Почему же племя Бугу (?), которое выставляло «3000 войска доброго» ойратам будет считаться предательским, а Юсуп Абдрахманов служивший Советской России - национальный герой? И если есть те, кто полагает, что советский период превратил киргизов в манкуртов, могут ли они пойти дальше и подумать над тем, что возможно, киргизы потеряли себя гораздо раньше, когда они, забыв веру своих предков, приняли чужую религию? Ведь манкурт - это человек потерявший способность мыслить как его предки, как его народ; это человек, который думает и поступает так, как думают и поступают его хозяева.
И вот находится человек, который твердо верит в то, что необходимо все свое, что нужен возврат к вере своих предков и т.д. и т.п. Его девиз краток и понятен: «свой язык, своя вера, своя письменность»; все, говорит, буду говорить только по-кыргызски: кыргыз тил, теңирчилик, руник жазуусу». Однако этот человек искренне не понимает, что как бы он не хотел избавиться от прошлого, оно в нем не только не уменьшается, но и увеличивается. Слово «теңирчилик» - это слово-калька русского «тенгрианство/тенгризм» и его наспех сколоченная религия, такая же калька с религий хозяев его сознания. Потому что манкурт не способен ни на какие другие действия, кроме как копирование действий своего хозяина. Вот одна из «руник жазуусу»:

Чему мне верить здесь: мои глаза видят, что надпись идет снизу вверх, современная тюркология, питерские (sic!) книги утверждают, что тюрки писали справа налево. Даже те из тюрков, которые верят в автохтонное происхождение своей письменности, считают, что тюрки писали справа налево. Кому верить? Думать манкуртам нельзя, голова болит, верблюжья кожа давит прямо на мозги. Матросов-Тулебердиев, Тулебердиев-Матросов. А как тогда читать надпись? Наклонив голову вбок или лежа на земле? Как насчет тамги, ее тоже боком поставили? И почему же за многие годы со дня расшифровки тюркской письменности, никто не задал таких простых вопросов?
Да потому что Тулебердиев может только повторять подвиг Матросова, а письменность у тюрков происходит от согдийцев, а согдийцы писали справа налево. К тому же европейская теория развития письма не знает случаев направления письма снизу вверх.
Условно назовем подобное явление «эффектом Матросова-Тулебердиева», когда Тулебердиев может только повторять подвиг Матросова и во взаимоотношениях главенствующего и подчиненного доминирует идея о том, что подобное положение есть не только в настоящем, но и было в прошлом. Трудно дать какое-либо точное определение «эффекту Матросова-Тулебердиева», легче привести примеры: например, в русском языке 6 падежей → в тюркских языках оказывается тоже 6 падежей; в европейских языках существуют аффиксы → в тюркских языках оказываются тоже существуют аффиксы; в Европе был феодализм, → значит и у кочевников был феодализм, у греков (европейская античная классика) был пантеон богов → значит и у тюрков был пантеон богов и т.д.
Вот книга: Безертинов Р. Н. Древнетюркское мировоззрение "Тэнгрианство” Учебное пособие.- Казань: РИЦ "Школа”, 2006. – 164 с. ISBN 5-94712-003-8.

Автор пишет: «Тюрки-тэнгрианцы считали, что нашей Вселенной правят 17 божеств: Тэнре, Йер-суб, Умай, Эрлик, Земля, Вода, Огонь, Солнце, Луна, Звезды, Воздух, Облака, Ветер, Смерч, Гром и Молния, Дождь, Радуга»
Откуда же набралось столько богов у тюрков? Да потому что все знают из мировой истории (где в основном описывается история Европы), что в древности было сначала многобожие, а после монотеизм, как в классической Греции и в Римской империи (Матросов-Тулебердиев). Поэтому можно просто взять Древнетюркский словарь (Ленинград, 1969), открыть слово täŋri и по ссылкам набрать классический пантеон богов, как у греков. kün täŋri - бог-солнце (Suv 617), aj täŋri - божество Луна (Man III 6), jašïn täŋri - богиня-молния (Man I 25), jel täŋri - бог-ветер (W50). Но что было бы, если бы автор в свое время обратил внимание на пометки в скобках: (Man) - тексты манихейского содержания; (Suv) - Suvarnaprabhasa - Altun jaruq - сутра «Золотой блеск» (буддизм); (W) - фрагмент манихейского содержания.
Далее автор пишет: «У тюрков Умай выступала как высокочтимое женское божество, которое покровительствовало всему тюркскому народу. Вместе с Тэнре и Йер-суб она участвовала в достижении победы над врагом тюркским воинством. В орхонской надписи в честь Тоньюкука есть такие слова: "Тэнре, (богиня) Умай, священная Йер-суб — вот они, надо думать, даровали (нам) победу”».
В тексте Тоньюкука, в любом другом некалькированном тюркском тексте и в любом тюркском языке, Умай никогда не называли богиней или божеством; зачем же домысливать и дописывать в скобках (богиня) Умай, (божество) Йер-суб, (бог подземного мира) Эрклиг? Потому что у всех нормальных людей в древности (как у греков - классика Европы) были верховный бог, его жена, водный бог, и подземный бог: Умай становится женой Тенгри, как Зевс и Гера, Йер-суб будет как Посейдон, а Эрклиг будет как Аид (Матросов-Тулебердиев). Пантеон богов - это доказательство древности религии тенгрианства, потому что марксистская наука утверждала, что в древности было многобожие.
Умай-эне была названа тюркским женским божеством не тюрками, а скорее всего европейцами, которые приспосабливали тюркское культурное пространство под свое видение мира, под свое сознание. Никто не отрицает того, что любое человеческое сознание окультуривает окружающую среду, давая понятные его сознанию названия окружающим его вещам, и эта способность человека не зависит от его этнической принадлежности. Другое дело, что сами тюрки будут соглашаться с этим, потому что давно утратили способность называть небоскребы многоэтажными юртами. Скорее всего, манкуртом можно называть человека, который теряет картину мира, свойственную его этносу, его культуре и принимает чужую картину мира, чужое культурное пространство. Поэтому манкурты в состоянии только копировать действия хозяев своего сознания.
Самое интересное в книге другое: Одобрено республиканским экспертным советом МОиН РТ. Рецензеты: Индус Тагиров — член Президиума Академии наук Республики Татарстан, доктор исторических наук, профессор, академик; Минахмет Сахапов — член Президиума РАГН, доктор филологических наук, профессор, академик; Марсель Ахметзянов — доктор филологических наук, академик РАГН; Рамзи Валеев — доктор исторических наук, профессор, академик; Рафаэль Мухаметдинов — кандидат исторических наук. Научный редактор: академик Минахмет Сахапов.

Обруч [1]. Почему для доказательства чего-либо, обязательно нужно ссылаться на Европу, на ее знания, ее теории и термины? Для доказательства наличия государства у кочевников, ссылаясь на Макса Вебера, который писал, что государство - это монополия на легитимное насилие, ищут эту монополию на легитимное насилие у кочевников. Как доказательство автохтонного происхождения тюркского письма, применяется европейская теория общего развития письменности от идеографических знаков, и ищут идеографические знаки ко всем буквам тюркского алфавита.
Применяя семиотику, герменевтику, символизм тюркские авторы выискивают в своей мифологии, такие знаки как мировая гора, мировое дерево, первочеловек, трехуровневое разделение мира и т.п. согласно теории вышеперечисленных европейских наук. Не повторяют ли эти авторы старые ошибки: европейская теория и ее применение на тюркском материале. Ведь то же самое было и с марксизмом: европейская теория → применение на себе. Применение европейских теорий для изучения своей истории подобно примерке чужих одежд на себя. Почему ученые тюркские мужи не могут понять, то что давно поняли простые черные парни с Ист-Сайда: ты можешь одеваться как белый, ходить как белый, разговаривать как белый, но все равно ты останешься черным. И в силу подобного влияния правильной европейской науки, для многих может стать открытием информация о том, что религии черной Африки монотеистичны.

Известный представитель постколониализма Френсис Фэнон в своей работе «Черная кожа белые маски» писал: ‘Так как я стал осознавать, что негр это символ греха, я поймал себя на мысли, что я ненавижу негров. Но потом я осознал, что я сам негр’…
Есть ли сейчас киргизы, которые стыдятся того, что они киргизы или, по крайней мере, ненавидят некоторые вещи присущие киргизам? Большинство киргизов (как и представители других этносов - так уж сложилось) ответит, что они счастливы от одной только мысли, что родились киргизами (и другими). Однако в то же самое время большинство киргизов вполне могут разделить мысль о том, что во всех бедах их государства виноват киргизский менталитет и киргизский трайбализм. И возможно они искренне ненавидят киргизский менталитет и киргизский трайбализм, что равноценно ненависти к самим себе. Почему же племя и род, которые были основой киргизского народа, государства, становится символом греха; почему слово «элет» ко всему прочему стало обозначать «отсталого провинциала и глушь» и почему даже представители «киргизской интеллектуальной элиты» часто говорят о том, что киргизы отстали от стран Запада на пути прогресса и демократического развития?
Старики из афганских киргизов, эвакуированных в Турцию в 1982 году считают, что их жизнь на Афганском Памире (на высоте более 3000 метров над уровнем моря, с самой высокой в мире детской и материнской смертностью) сравнима с жизнью в раю, а их внуки вынужденные довольствоваться случайными заработками в чужих городах, только усмехаются подобным утверждениям. Куда девалось время когда, простая женщина из кочевников говорила дервишу Вамбери, что люди не должны сидеть на одном месте, а должны двигаться, потому что все в этом мире движется - звезды, солнце, луна?
Нельзя полагать, что кочевники жили лучше оседлых народов, даже в золотой век тюркского или монгольского доминирования. Это была суровая жизнь, борьба за выживание, как писал о гуннах Аммиан Марцеллин: «Они приучаются с колыбели до самой смерти выдерживать испытания голодом и жаждой». Почему же сейчас, слабые потомки кочевников ищут причины своей «отсталости и неудач», завидуя красивым картинкам западной жизни?
Теоретики постколониализма утверждают, что виной тому служит доминирование западной европейской культуры и идеологии, как в прошлом (период колониализма и империализма), так и в настоящем (неоколониализм). Обладая реальной властью над миром, данная цивилизация смогла внушить другим, что целью человечества является научно-технический прогресс, когда сегодня живется лучше, чем вчера, на обед естся больше чем на завтрак, и наилучший путь достижения данной цели - это следование примеру развития западной цивилизации.
Ссылаясь на Антонио Грамши, они (эти теоретики) считают, что гегемония определенных идей в обществе, может быть результатом деятельности господствующей прослойки, заинтересованной в распространении и доминировании именно этих идей. Они также утверждают, вслед за Мишелем Фуко, что распространение нужных господствующему классу знаний, служит для закрепления власти этих господ: знание - власть. Навяжите обществу нужное вам знание, нужную вам истину - и вы сможете управлять этим обществом. Так поступают политики, церковники, колонизаторы. Поэтому после завоевания новых колоний открывались европейско-туземные школы, где местным надевали шапки из сырой верблюжьей кожи и обручи, превращая их в манкуртов, забывших свое прошлое и корни, думающих также как думают их хозяева.

Из этих двух фотографий из книг советской Киргизии ясно должно быть видно насколько прогрессивней является европейское знание, по сравнению с отсталым туземным. До сих пор в китайской официальной фотосессии, ханьцы постоянно носят европейские костюмы (символ прогресса) в окружении представителей национальных меньшинств в национальных костюмах (символ отсталого прошлого). И многие еще помнят разницу межде качеством бумаги и печати в киргизских и русских школах в Советской Киргизии и не только.

Можно ли удивляться после этого словам детей найманов: «если бы не Ленин - киргизов бы не было», «если бы не революция - мы бы до сих пор в юртах жили». Такие тюрки искренне негодуют тому, что европейцы погубили цивилизации инков и ацтеков, не замечая гибели собственной.

До сих пор представители европейской цивилизации делят человечество на «развитые и развивающиеся страны», что подразумевает, что «развивающиеся страны» должны пойти по пути развитых и иного пути у них нет и быть не может. Все остальное - то есть все незападные культурные элементы становятся автоматически символом отсталости и противодействия прогрессу и счастья всего человечества и каждого его представителя в отдельности. Победа западной цивилизации в мире объясняется не ее экстенсивным развитием (усиление за счет слабой Америки и Африки и последующее покорение Азии), а только ее интенсивным собственным развитием. Между тем, капитализм как система - является, самой что ни на есть, экстенсивной количественной системой связанной только с накоплением и приумножением капитала - здесь нет никакого качественного интенсивного развития.
Необязательно процесс манкуртизации мог идти насильственным путем. Успехи западной цивилизации объяснялись именно путем их развития, ценностями присущими данной европейской цивилизации, но никак ни фактом открытого грабежа колоний и военного превосходства (продолжающегося до сих пор), поэтому западная цивилизация и ее ценности становятся притягательной для других. Вещи, принадлежащие хозяевам, всегда престижно привлекательны для их рабов.

Возможно монголы, покорившие большую часть Евразии, в свое время также считали, что наилучшим образом жизни является их монгольский кочевой образ жизни и многие мечтали стать такими же монголы (и становились ими). Типичным портретом подобного «добровольного манкурта» могла бы стать любая фотография джадида на рубеже XIX - XX вв., коренного коммуниста после большевистской революции, современного демократа-западника, привлеченных ярким светом электрических ламп прогресса.
Созданная ноосфера Земли является, несомненно, западной капиталистической демократической мир-системой и другим цивилизациям и культурам следует либо приспособиться к ней, либо бросить ей вызов. Те страны, которые пытались сделать это, объявлялись осью зла, странами-изгоями (Куба, Иран, Северная Корея, Ливия и др.). Зажатые враждебностью, они все крепче затягивают гайки внутри страны: но где и когда может существовать демократия и свободы, если ваша крепость осаждена? В осажденной крепости листовки врагов недопустимы, связи с враждебным внешним миром недопустимы, инакомыслящие недопустимы. Нетерпимость порождает нетерпимость. Нетерпимость либерального Запада к отличным от себя режимам, порождает нетерпимость в осажденных им режимах.
Европейскому стилю мышления не свойственны сомнения: существует одна истина - и она принадлежит им, иначе чем же еще объяснить их сегодняшний успех? Однако западная цивилизация не ограничивается прославлением собственного пути и ценностей, она всячески пытается очернить другие цивилизации, объявляя их закрытыми, традиционными, неспособными к прогрессу и отсталыми. Почему же Запад становится символом успеха, а Восток (к которому все чаще относят киргизов - «регион пяти станов») становится символом отсталости и безнадежности и это, кстати, считается научно доказанным фактом?
В научной среде интеллектуальный раздел между ‘Западом’ и ‘Востоком’ (на примере Среднего Востока) четко обозначил Эдвард Саид в ставшей классикой постколониализма, книге «Ориентализм» (перевод на русский язык в 2004 г.). Ориентализм (это не только востоковедение) может быть описан как корпоративный институт, который имеет дело с Востоком – формулирует утверждения о нем, придает им авторитет, описывая его, путем его обучения, регулирования и управления: т.е. Ориентализм – это западный путь доминирования, управления на Востоке, его реструктурирования. Ориентализм является авторитетной презентацией Востока, как для Запада, так и для самого Востока. По большей части Восток описывается в терминах отсутствия: отсутствие изменений, прогресса, свободы, разума и прочих признаков, которые автоматически приписываются Западу. Описанный таким образом Восток выводится за рамки Истории, которая становится синонимом Европы. Ориентализм не являлся следствием целенаправленного выражения превосходства Запада над Востоком; он, скорее, результат этого доминирования, породивший гегемонию определенных идей на Западе. В любом случае Саид считает данные представления Запада о Востоке, политически мотивированными.
Таким образом, мы видим, что изучение Востока западными учеными в рамках их так называемого востоковедения (что общего между арабом и китайцем, кроме того, что Запад их обоих назвал Востоком) идет не из исследований собственно Востока, а из противопоставления Востока Западу.

Один из теоретиков постструктурализма Жак Деррида утверждал что западному стилю мышления присуще построение иерархически структурированных бинарий с доминированием одного из них, например: мужчина-женщина, западное-восточное, разум-тело, общественное-частное. Он отмечал, что в подобных случаях необходима практика «деконструкции», которая нацелена на обнаружение и разрыв концептуальных бинарных оппозиций, которые составляют подобный западный стиль мышления.
Одной из таких иерархически структурированных бинарий является оппозиция: оседлый мир - кочевой мир и она присуще не только западной науке, но и всему оседлому миру. Данная бинария имела и имеет влияние на изучение кочевников и формирование представлений о них в современной науке. При этом следует учесть, что потомки кочевников получают свои знания и представления о своей истории через источники в основном принадлежащие оседлому миру. И картина представленная в ней понятна: оседлый мир (хороший, прогрессивный, цивилизованный) - кочевой мир (плохой, отсталый, дикий). Эти представления (но никак не знания) о кочевниках сформированные в результате многовекового противопоставления кочевников оседлому миру, составляют мета-нарратив, названный мною (вслед за Саидовским ориентализмом) седентаризмом .
Основные положения седентаризма уже изложены мною в статье
«Седентаризм в исследованиях кочевников».И если ориентализм, по словам Саида, признает величие Востока, которое однако безопасно покоится в далеком прошлом, то седентаризм низводит кочевников до уровня диких первобытных полулюдей-полузверей, неспособных на создание каких-либо культурных ценностей. Кочевой образ жизни долгое время считался переходным состоянием от охоты-собирательства к земледелию, а кочевники считались неспособными к земледелию. Такие положения не так уж и безобидны, как может показаться на первый взгляд.
Два примера.
1. С момента возникновения исторической науки в оседлых сообществах, кочевники описывались следующим образом. Основатель китайской исторической традиции Сыма Цян в 110 цзюане «Исторических записок», посвященном сюнну, пишет: «Они двигаются в поисках воды и пастбищ и не имеют городов со стенами или постоянных жилищ и не занимаются земледелием». Основатель европейской исторической науки Геродот приписывает Идантирсу, царю скифов, такой ответ персидскому императору Дарию: «Ты не понял меня, мой правитель Персии, я никогда не бежал в страхе от кого бы то ни было и я не бегу от тебя теперь. Для меня не ничего необычного в моих действиях: это именно тот путь моей жизни, который я обычно веду, даже в мирное время. Если ты хочешь знать, почему я не сражаюсь, я скажу тебе: в нашей стране нет городов и нет обрабатываемых земель; и страх потерять города или видеть, как гибнет урожай, мог бы действительно подвигнуть нас на битву - но у нас нет ни того, ни другого».
Таким образом, в сознании оседлого мира создается образ кочевника, который вовсе не занимается земледелием. Этот образ идет от контактов с кочевниками в пограничной зоне между степью и оседлым миром. Пограничным кочевникам действительно нет никакой необходимости сеять и возделывать землю, так как они могут выменять продукты животноводства на продукты возделывания земли, но это касается только этих кочевников. Остальные кочевники занимались земледелием, имели постоянные поселения и жилища, что подтверждается как археологическими раскопками, так и письменными источниками оседлого мира.
Такой образ кочевника во многом способствовал колонизации Семиречья, когда у местного кочевого населения конфисковались «неиспользуемые земли». Между тем о «бурутах-хлебопашцах» на Иссык-Куле упоминает в XVIII веке поручик Унковский, а к началу ХХ в. в Пишпекском уезде из 31886 киргизских хозяйств имели посевы 29648 (93% хозяйств), а в Пржевальском уезде из всех 28034 хозяйств – 26328 (94% хозяйств) занимались земледелием. Вскоре они теряют свои земли, которые конфискуются переселенческим управлением, и теперь уже арендуют землю у казны: в 1913-1916 гг. в Семиреченской области 60% арендаторов, бравших землю в годичную аренду, были киргизы. В 1916 году из 598659 десятин земли, взятых в годичную аренду, 485770 десятин приходилось на киргизов, как наиболее нуждавшихся в ней.
Трагедия 1916 года во многом была предопределена образом кочевника, неспособного к земледелию, который был представлен российским востоковедением и тюркологией.
2. Утверждение официальной советской науки, о том что кочевой образ жизни является переходным состоянием от охоты-собирательства к земледелию, привело к насильственной седентаризации на пути к прогрессу и развитию и катастрофе-голоду 1933 года в Казахстане и Киргизии.
И если найдутся люди, которые попытаются опровергнуть утверждения о том, что седентаристская наука (наука созданная оседлым миром, в том числе и российская), отрицает способность кочевников к созданию культурных ценностей, то пуская они обратятся, например, к российской археологии. Весь сравнительно-сопоставительный анализ археологического материала кочевых культур подчинен идее нахождения прототипов в оседлых культурах и цивилизациях, чаще в ближневосточных (все-таки единая индоевропейская общность), реже в китайских (в китайской археологии, естественно, все наоборот). При этом естественно, что подобные ученые будут объяснять семантику находимых предметов с точки зрения культур из которых, по их мнению, данные предметы и пришли к кочевникам. И, следовательно, объяснение духовного мира кочевников будет идти через духовных мир оседлых культур, через которые кочевники и заимствовали данные археологические артефакты.
Во многом данный дискурс, как справедливо отмечал Саид, происходит вследствие превосходства европейской культуры в настоящее время. Скорее всего, политическое превосходство и как его следствие культурное влияние в настоящем, подсознательно переносится на прошлое. И если говорить о политическом превосходстве над кочевниками в прошлом весьма сложно, то остается делать акценты на культурное превосходство (Матросов-Тулебердиев). Чем же еще объяснить сегодняшний успех и преобладание Запада над Востоком, ведь культура - это стержень любой человеческой общности и если в результате одна общность стала преобладать над другой, значит изначально культура-стержень доминирующей ныне общности была лучше и прогрессивней. Таким образом создается почва для уничижение проигравшей строны и в прошлом. Проигравшие относятся в разрад "других" и отчуждаются от человеческой цивилизации, "одругируются" (otherizing). Они становятся похожими на орков из "Властелина колец" - все на одно лицо, все чужды "человеческому", т.е. "нашему". Поэтому "их" изучает одна наука - востоковедение (весь Восток от Магриба до Японии), или кочевниковедение (всех кочевников и даже скотоводов от Крайнего Севера до африканских саванн). В российской колониальной тюркологии и кочевниковедении "человеческим" становится все то, что ближе к европейцам и дальше от тюрков. В разряд "наших" входит не только классическая античная греко-римская культура или индоевропейская общность, но иногда и весь оседлый мир. Поэтому не случайны работы о влиянии греков на сакскую или скифскую культуру, влиянии согдийцев на тюрков и даже китайцев - все они так или иначе входят в разряд "наших", при условии сравнения с кочевниками-тюрками. Таким образом складывается иерархически структурированная бинария: оседлый мир - кочевники, и которая ждет своей деконструкции.
Данные дискурсы происходят из эволюционизма, который подразумевал, что культурные различия народов обусловлены их различными ступенями развития и диффузионизма, где главенствовала идея уникальности каких-либо культурных элементов и их последующего распространения их из центров зарождения. Естественно, что кочевая культура не могла претендовать на создание культурных элементов несоответствующих отведенной ей европейскими учеными роли.
Следует отметить, что после крушения империй еще долгое время живут не только манкурты с колонизированным сознанием, но и остатки империи и имперское сознание, которое будет упорно доказывать никчемность своих бывших рабов, которых империи почти сделали людьми. «Эки тамыр бир өлөт» - "названные братья умирают вместе", имперское и манкуртское сознание в бывших метрополиях и колониях должны умереть вместе, как названные братья, которыми они когда-то были. (Пост)Имперское сознание и наука приводят к нужной для европейской науки датировки археологических артефактов и интерпретаций элементов кочевой культуры. Звериный стиль в искусстве кочевников не стал исключением.

О методах исследования. Почему за сто столь долгое время со времени выявления и типологизации звериного стиля в искусстве кочевников, никто из археологов не сделал попытки полностью интерпретировать и объяснить семантику сценам борьбы животных, сценам терзаний, скрутившихся хищников, сложносоставным животным, постоянным S-образным линиям? Времени не было - вся методика археологии кочевников подчинена лишь одной идее: доказать каким образом и с какой части оседлого мира та или иная вещь попала к кочевникам. Историки и любые другие деятели науки не могли попытаться интерпретировать семантику звериного стиля лишь по одной простой причине. Классической древности Европы звериный стиль (кельты - не греки) неизвестен и поэтому звериный стиль становится феноменом необъяснимым для человека, воспитанного на европейской культуре и воспринявшего ее науку.
Здесь следует сказать несколько слов о методах исследования, применяемых современной наукой. Практически все методы исследований исторических событий и явлений в европейской науке подвергались критике со стороны многих ученых, которые поспешно объявлялись альтернативщиками или крайними реакционерами. Методы исследований в современной исторической науке, - это не что иное как способ поддерживать необходимое состояние одной истины для тех, кто сегодня доминирует в политике, в научном мире. Вышеупомянутая книга и тысячи других книг по истории тюрков, которые выходили и выходят как на постсоветском пространстве, так и в Турции - это примеры того, как люди, которые казалось бы задались благородной целью поднятия национального самосознания своих народов, действуют в рамках правил и норм, которые были разработаны европейской наукой как раз для того, чтобы это их национальное самосознание уничтожить.
"Инструменты хозяина никогда не разрушат дом хозяина", а современная наука - это дом европейского хозяина. Эти инструменты - методы исследований - используются для контроля и подавления любого, альтернативного европейскому или седентаристскому, знания или представления о кочевниках. В тюркологии и кочевниковедении (не только на постсоветском пространстве, но и в Турции и Монголии) существуют нормы (написанные европейцами), которые не стоит переступать, чтобы оставаться в при деле и не рисковать своей научной карьерой, хотя есть небольшая разница между тем как делать карьеру в науке и как делать науку. Это нужно для того чтобы считаться серьезным ученым с множеством публикаций и соответствующим научным званием. Однако при этом теряется собственное мнение автора, который может оперировать небольшими фактами для доказательства правильности или неправильности другого небольшого факта, но такой автор никогда не станет покушаться на незыблемые представления, устоявшиеся вещи, очерченные рамки и мнения авторитетов. Он и не сможет этого сделать, потому что методы исследований не дадут ему сделать этого, а пойти против методов - это значит стать несерьезным ученым. Таким образом мнение автора будет резко ограниченно рамками и фактически теряется в общем течении мэйнстрима.
Здесь не будет никаких научных методов, общепризнанных теорий, ссылок на авторитеты и всего того, что хитроумные авторы делают для того чтобы придать научность своим мыслям в надежде, что их заметят и должным образом оценят. Я попытался создать матрицу, модель, в которую комфортно ложаться те факты и явления, которые мы знаем из артефактов звериного стиля и из истории тюрков. При этом я не отрицаю положительных достижений европейской и российской науки и теории в изучении прошлого человечества. Я беру пример с лыжников из "New School", которые изменили вид тысячелетиями привычных лыж, округлив их заднюю часть и начав ездить спиной вперед. При этом они не перестали ездить и привычным образом, но лыжный спорт от этого только выиграл.

Примечания
1. «Обруч» - первоначальное название романа Чингиза Айтматова «И дольше века длится день», где приводится легенда о манкурте

Перейти к чтению статьи "Звериный стиль"

Категория: Turks | Добавил: elbilge (04.12.2009)
Просмотров: 2944 | Рейтинг: 4.4 |

Меню сайта
Категории каталога
Киргизы [114]
Turks [27]
Поиск по каталогу
Форма входа
Статистика
Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Наш опрос
На ваш взгляд - война 1939 - 1945 гг. это:
Всего ответов: 498
Друзья сайта

Copyright elbilge © 2003-2007 Сайт управляется системой uCoz