Главная страница

Регистрация

Вход

english

  

Среда, 23.08.2017, 19:00   

Приветствую Вас Гость | RSS  

  

   Элбилге :: Прикосновение к истории

   Elbilge :: Touch a History

Начало » Статьи » Этнология » Киргизы

Ф. А. Фиельструп. Из обрядовой жизни киргизов начала ХХ века
Обряд бракосочетания
Ошский окр., Актор Кумбель Рай Куваев
Жениха и невесту до ника перевязывают арканами и потом их сторонники тянут их в разные стороны [Связывание жениха и невесты перед бракосочетанием известно многим народам, что должно было обеспечить, по словам Кагарова Е.Г., прочность брачного со¬юза (Кагаров Е.Г. Состав и происхождение свадебной обрядности // Труды МАЭ. Л., 1929. Т. VIII. С. 184. См. также: Абрамзон С.М. Свадебные обря¬ды киргизов // Памяти М.С. Андреева. Сталинабад, 1960. С. 35; Толеубаев А.Т. Указ. соч. С. 35). Растаскивание же жениха и невесты (по материалам Ф.А. Фиельструпа) их сторонниками, видимо, отголосок борьбы матрилокальных и патрилокальных тенденций] (л. 44).
рч. Большой Кебин Жантели
По окончании приготовлений (к отъезду. - Б.К., С.Г.), накануне отъезда зовут муллу, режут барана и угощаются. Мулла берет в руки чашку с водой ["Венчальная вода" (никенинг суусу) - вода, которую мулла при заключении бракосочетания,хлебнув сам, дает испить молодым, свидетелям и всем присут¬ствующим. По мнению Кагарова Е.Г., совместиое отпивание воды во время бракосочетания является обрядом, известным и немусульманским народам, и есть соединяющий молодых акт (Кагаров Е.Г. Указ. соч. С. 182. См. также: Кисляков Н.А. Семья и брак... С. 185). Иногда на чашу с водой кладут веточку плодового дерева (магия плодородия) или одну-две лепешки] и спрашивает у жениха и невесты, которые сидят во время церемонии за кошого, о согласии их сочетаться браком; церемония происходит в юрте родителей невесты, и молодежь приходит туда вместе. Чаша обходит муллу, молодоженов и всех присутствующих. Потом все расходятся, и молодожены возвращаются в орго (л. 53).
Жингиш ажи
По окончании церемонии с разу снимают кошого и, отгораживая им новобрачных от публики, выводят из юрты и проводят в арго, где вешают кошого справа от тора - на хозяйском месте. Постель уже постлана высоко (л. 53).
пер. Эмель на Джумгале Жинавай
Перед самим ника режут барана (родители невесты) и угощают муллу и других присутствующих. После этого в юрте родителей невесты происходит сам обряд бракосочетания. Слева от тора там висит кошого - новый, хороший, если старый изодран. В юрту собира¬ются мулла, родители жениха и невесты и др. Тем временем женин и невеста сидят в арго (кошого там нет). Когда все готово, приводят вместе жениха и невесту, прикрывая их (девушки и женщины) от взглядов своими чапанами, и сажают за кошого. Во время церемонии вопросы и ответы о согласии передаются шепотом особыми свидетелями, так как брачующиеся стыдятся говорить громко (л. 60).
Оргё и кёшёгё
р. Тюп Жингиш ажи
Орго ставится только перед отъездом невесты, т.е. к ника (л. 58).
Караколский у., дол. р. Тюп
Орго ставится только в день свадьбы.
Орго ставится все же только перед отправлением молодухи к мужу. Время это зависело от быстроты уплаты калыма: от года до пяти-шести лет. Таким образом, иная жена переезжала на житье к мужу уже с детьми. Перед входом в орго в ауле невесты кроме тая резали еще козла и отдавали в соседнюю юрту, а сами не ели. Во время заклания выражали молодым пожелания хорошей жизни.
Огонь в орго зажигали обыкновенным способом [Огонь в юрте молодоженов впервые зажигался своими средствами, но не заимствовался у соседей. Ведь покровителя семьи, каковым был огонь, нельзя дать (и взять) взаймы. Иначе, видимо, из дома, который дал огонь, должна была уйти благодать. У тувинцев первый огонь в юрте молодоженов разжигал один из родственников невесты при помощи огнива (Потапов Л.П. Очерки... С. 242, 253), что является отголоском, на наш взгляд, матрилокального поселения] (л. 57).
Орго ставится только в день ника, а до того для посещения жениха ему просто освобождалась чья-нибудь юрта.
р. Тюп
Оргоу кётормок - установка свадебной кибитки. За эту установку жених дает барана, которого режут и варят там и угощают аул тестя. Режут после орго, отрезают голову. Кто-нибудь из стариков выбрасывает ее через тундук изнутри. Потом ее также варят и едят.
После угощения орго переходит в собственность жениха [Юрта (орго) входила в приданое невесты, что является, как отмечали многие исследователи, пережитком матрилокального поселения (Кисляков Н.А., Потапов А.П., Лобачева Н.Л. и др.). Переход юрты в собственность жениха, как и большей части приданого невесты (см. об этом ниже), является признаком изменившихся социальных отношений в далеком прошлом, а именно укреплением позиций патриархата], и его родня, приехавшая с ним, в нем поселяется (? - Ф.Ф.).
Кенеш айак [Кенгеш - совет, собрание, аяк - чаша. Кенгеш аяк - одно из свадебных или поминальных угощений] - в орго родители жениха режут и варят барана, несут тестю, прося разрешения на свадьбу (т.е. на увоз невесты). Тесть требует к такому-то дню тай (кобылу, корову). В то время как родители жениха готовят кобылу, является табунщик и требует себе жилкычи кой; потом приходят женщины, ставившие орго, требуя себе подарки (кара): орго жабар, тошок каатар - за кошмы и постель (л. 39).
рч. Большой Кебин Бозбаштык
При установке орго родители жениха режут скот (три кобылы от родителей жениха, одна кобыла от родителей невесты), варят мясо и готовят угощение. Когда все готово, угощают родителей невесты. Тотого бастыркан уй - орго, на котором верхняя кошма по нижнему краю обшита манатом [Манат - ворсистая ткань кустарного производства, типа фланели, бумазеи, но дорогая, чаще красного цвета; привозилась из Бухары (Юдахин К.К. Указ. соч. С. 515). (л. 54).
Батырхан
Хозяева юрты спят всегда справа от тора, а женатый сын (если у него нет собственной юрты) слева, за кошого (л. 54).
Солто Жанызак
За установку орго и приготовление обстановки женщины требуют от жениха орго жабар (подарки за покрытие кошмами остова юрты для новобрачных. - Б.К., С.Г.), тошок жабар (подарки за подготовку постели для новобрачных. - Б.К., С.Г.). Дают за это один тай и барана (л. 34).
солто-болокбай
В орго перед отъездом молодухи из отчего дома родители жениха режут барана и угощают соседей. До этого момента (накануне отъезда) молодуха туда не входит (л. 42)
местн. Сарыбулак Сатывалды
Буку

Орго у бедных бывает заимствованной на дни свадьбы.
Ставят орго наутро после приезда жениха. В него входят после угощения, которое делает отец невесты (но дает скот, готoвит сторона жениха).
В орго молодые продолжают жить до его ветхости.
За сооружение орго и обстановку берет подарки отец невесты, а самим женщинам дают понемногу. В ауле жениха за постановку орго ничего не дают.
Орго дает отец невесты. Если же он беден, а богат жених, то его отец (л. 42).
Ошский охр., Актор Кумбель Рай Куваев
Орго (свадебный) ставится впервые в ауле отца невесты. Во время ника невеста сидит в юрте отца за кошого, специально для этого повешенный и принадлежавший ей, а женин в орго. После ника кошого переносят в орго, а ночью туда же приносят невесту на белой кошме к жениху. Это ее первый приход в орго, и никаких обрядов при этом не бывает.
Молодая пара всегда живет в своем орго, и кошмы над ними стареют, изнашиваются естественным порядком, как и на всякой юрте.
Если за невестой не дают орго, то отец жениха сам делает ему таковую. Такая юрта, приготовленная для новобрачных, ставится в случае приезда гостей, т.е. до того, как она начинает выполнять свои нормальные функции.
В орго пища не готовится.
Бельбашат (под Чолкунду) Товеке
адигине
За установку орго в ауле мужа подарки ставившим дает отец жениха (л. 44).
Кошого
Аламедин, местн. Сарыбулак Сатывалды
Буку

Кошого вешается в орго справа (хозяйское место) к моменту сна. В ауле мужа кошого вешают или не вешают в орго, как хотят молодые (л. 42).
солто-болокбай
Кошого висит в орго до рождения ребенка (л. 42).
рч. Большой Кебин Батырхан
Кошого [Кошого - свадебный занавес; был известен многим народам и выполнял функцию оберега невесты. Не случайно и после обряда бракосочетания молодых уводили в свадебную юрту, прикрывая от взглядов посторонних этим занавесом, в крайнем случае чапаном (халатом). Видимо, исходя из этого главного предназначения кёшого хорезмийцы после свадьбы шили из него одеяло, которым накрывали колыбель первого ребенка (Снесарев Г.Л. Указ. соч. С. 77, 81). Есбергенов Х. и Атамуратов Т. считают, что свадебный занавес был не только оберегом, но и символом первоначального жилища новобрачных (Есбергенов Х., Атамуратов Т. Указ. соч. С. 87)] перенят от сартов. Во времена бухарского ханства жили муж и жена Сара и Мат. Мат ездил ко двору хана, и его назначили в Андижан, Алай. У них родилась дочь, очень красивая. Жeлая выдать ее замуж как можно лучше, Сара скрывала ее от взоров людей за кошого, которое было тогда у бухарцев. До того кошого у киргизов не было [Это сообщение информатора Ф.А. Фиельструпа сомнительно, так как свадебный занавес известен не только народам Средней Азии и Казахстана, но и народам других регионов, например, народам Алтая (Традиционное мировоззрение тюрков...II. С. 194). Кстати, у сартов - узбеков без родоплеменного деления - свадебный занавес известен под названием чимылдык, а не кошого]. В орго вешается кошого, которое было в юрте отца (л. 59).
Жантели
В орго висит кошого, также заготовленное отцом невесты. К церемонии брака его переносят в юрту отца невесты, если там нет своей занавеси (л. 59).
Ошский охр., Актор Кумбель Рай Куваев
Кошого делает отец невесты (вернее, мать и женщины ее аула), сейчас одноцветный, а в прошлом из клочков [Как известно, лоскутные изделия (курама или курок) распространены были на территории Средней Азии не случайно. Куроки, во-первых, считались оберегом от сглаза, козней злых духов, а, во-вторых, изделия из кусочков тканей, например, свадебная занавеска, должны были способствовать увеличению семьи, плодородию: у новобрачных должно было появиться со временем так много детей, скота, имущества, как много кусочков в кошого. Лоскутки, по записям Б.Х. Кармышевой у каратегинских киргизов, мать девочки собирала чуть ли не со дня рождения. Чаще всего изделия из лоскутков (а это были, кроме свадебной занавески, и наволочки на подушки, и детские халатики, одеяльца, и накидки на лошадь, везшую невесту в дом мужа и т.д. ) делали из тех кусков ткани, ко¬торые раздавались на различных семейных торжествах (свадьба, первое укладывание в колыбель младенца и т.д.), и которые, как считалось, обладали магическими свойствами (о куроках см. подробнее в кн.: Таджики Каратегина и Дарваза. Душанбе, 1970. Ч. II. С. 212)]. Делают несколько штук, чтобы дарить. Например, молодуха в приданом имеет их несколько и дарит сестре мужа, когда та выйдет замуж. Передают кошого по наследству. Его вешают, когда приезжает сватать отец парня. Вешают либо справа, либо слева. Предпочитают справа, так как слева от (тор а) находятся саба, казан и пища вообще.
Кошого висит в орго молодоженов полгода-год. С рождением ребенка, во всяком случае, кошого снимают, хотя могут снимать и до его рождения (л. 44).
Девушка спит либо на переднем месте, либо справа от тора, но без занавеси. Вообще занавесь не в обиходе. У молодых занавесь висит дней десять.
Талас Чолпонкулов
кайназар

На другой день (после кыз ойун и брачной ночи. - Б.К., С.Г.) родители невесты раскладывают все приданое в орго, все хозяйство - жайп берды (дал на показ) [Жайп берды - букв. "развесил, разложил"] , чтобы участники тоя во время угощения могли осмотреть его. Если приданое богатое, много халатов и прочей одежды, то протягивают арканы от орго до кибитки тестя и т.д., сколько нужно. Родители жениха, осмотрев приданое, либо принимают его, либо требуют дополнения, называя какую-нибудь ценную вещь.
В орго повешен кошого, бывшее девичье невесты...
...С утра начинаются приготовления к отъезду. Идет оплакивание. Перед отъездом невесте заплетают волосы в две косы, причем она сопротивляется [Как и смена девичьего головного убора (раньше ты кыя, а затем тебетей) на женский (шокуло), старой одежды на новую, переплетение девичьей косы в две (женская прическа) - символ перехода девушки в другую возрастную группу. Смазывание же волос при переплетении маслом, жиром, молоком (у тюрков Алтая, например), видимо, должно означать пожелания благоденствия, благополучия в новой семейной жизни. Обычай переплетения волос, по всей вероятности, носил универсальный характер, хотя у разных народов имел свои особенности. У тувинцев, например, девичью косу сразу же после закрепления сватовства переплетала ее мать, причем в одних районах в две косы, в других - в три. Перед этим смазывали руки (не волосы) жениху и невесте (Потапов Л.П. Очерки... С. 246). У узбеков-кипчаков переплетали волосы в две косы и надевали на невесту свадебный наряд многодетные женщины (Шаниязое К.Ш. Указ. соч. С. 320). У узбеков Хорезма переплетала волосы невесте в 40 косичек янга - наставница ее (Лобачева Н.П. Свадебный обряд... С. 48). У хакасов при переплетении кос невесты помазывали ей голову костью - правой передней голенью - забитого на свадьбу скота (Традиционное мировоззрение тюрков... II. С. 66) и т.д. Как пишет Толеубаев А.Т., переплетение одной девичьей косы в две женские символизировал конец одиночества и начало супружеской жизни. Он приводит примеры переплетения девичьей косы у калмыков, телеутов, бурят (Толеубаев А.Т. Указ. соч. С. 27)]. Затем надевают ей элечек [Как любезно нам сообщила Лобачева Н.П., элечек молодая женщина надевала только после рождения первого ребенка. Сразу же после свадьбы ей надевали на голову шоуколо. Материал Ф.А. Фиельструпа свидетельствует лишь об определенном вырождении обряда], и она готова к отъезду. При отъезде, может быть, перед выходом из дома отца, ей, сняв элечек, надевают шоуколо, в котором она едет до аула жениха, а потом снимает его. Уезжает она с матерью.
Жених все время находится в стороне и официально, до самого отъезда; с тестем не видится. Через один-два года он приедет к ним с визитом и с подарками (л. 40).
солто Жанызак
К моменту отъезда невеста надевает шоуколо. Перед тем ей заплетают волосы в две косы. Элечек она надевает, идя на поклон к свекру (л. 34).
Большой Кебин Жантели
Дольше одного дня после бракосочетания гости и молодуха в ауле отца не остаются (л. 59).
Жиниш ажи
Утром молодуха встает и уходит в юрту отца. Когда уходит жених, женге убирает постель и начинается разбор орго под руководством матери молодожена.
Все вместе караваном отправляются. Перед отъездом девушки и женщины прощаются с молодухой и поют поодиночке с ней кошок [Кошок - плач, причем (оплакивание) в стихах умершего или невесты, когда ее отправляют в аул жениха) (Юдахин К.К. Указ. соч. С. 411)]. Во время церемонии бракосочетания на невесте по-прежнему надет тебетей.
Шоуколо (или элечек) на молодуху надевают утром, в юрте ее отца, перед отъездом, когда все готово к отъезду и лошади оседланы. Молодуха плачет; одевают ее замужние женщины. Перед этим ей переплели волосы в две косы.
Жантели
На следующий день (после пика. - Б.К., С.Г.) сборы в дорогу, навьючивают приданое, женщины плачут и поют кошок, по очереди накрывшись кымкапом с невестой. На невесте шоуколо (а элечек в сундуке), на руках вышитые, из черного бархата, перчатки. По приезде в аул жениха она снимает шоуколо и надевает элечек, снимает и перчатки, и то и другое хранится до следующей свадьбы.
Волосы в две косы заплетают утром после бракосочетания, и отец жениха дает женщинам (замужним), которые это сделали, хорошую лошадь или другой ценный подарок. Тут же надевают на невесту и шоуколо. Таким образом, одежда ее меняется только после бракосочетания (л. 53).
Сагимбай
Наутро (после брачной ночи. - Б.К., С.Г.) вызывают муллу, который сочетает браком молодых. После этого они уезжают в аул жениха (л. 54).
Кыдыр
При отъезде, сколько бы ни было тут женщин, каждая подходит к невесте и, укрывшись с ней под чапаном, поет прощальную песнь - кошок (л. 54).
р. Тюп
Накануне (отъезда в аул мужа. - Б.К., С.Г.) после тая в юрту приводили невесту и, подав ей блюдо с мясом, мазали ей косички салом, заплетали волосы в две косы сзади и надевали элечек. Она надевает сойка, садится на лошадь, и все уезжают в аул ее мужа (л. 58).
При отъезде невесты из своего аула женщины поют кошах (от глагола кошу - "прибавлять" [Кош (не кошу. - Б.К., С.Г.) - одно из значений глагола, действительно, "прибавлять", а другое - "оплакивать в стихах умершего или невесту" (Юдахин К.К. Указ. соч. С. 410)] )
Жеттитор (канак,черики)
Когда заплетают волосы молодухе в две косы, то наносят на них курдючное сало, оставшееся от тая (л. 59).
В ауле мужа
рч. Большой Кебин Батырхан
При приезде молодухи ее встречают в степи женщины из аула ее мужа; она спускается с лошади и остается пешей. И провожатые, и встречающие со всем скарбом быстро подъезжают к аулу и готовят привезенный арго. Молодуху приводят к арго пешком. Когда она приближается, ее встречает мать молодого с блюдом боурсака, сахара, кишмиша и т.д. (чачыла) и разбрасывает все это перед ней, а девушки и женщины, сопровождающие молодуху, подбирают лакомство. Так же делает она и в юрте, чтобы молодуха была хорошая, вежливая [Чачыла - букв. "разбрасывание" - свадебный обряд, когда кто-либо из старших женщин со стороны жениха обсыпал сластями прибывшую в аул жениха невесту, когда она подходила к юрте свекра (Юдахин К.К. Указ. соч. С. 853). Сладостями обсыпают и жениха с невестой, желая им счастья, благополучия,"сладкой жизни". Известен этот обряд многим народам Средней Азии и заимствован скотоводческими народами у земледельческих (Кисляков Н.А. Семья и брак... С. 182-183; Лобачева Н.П. Свадебный обряд... С. 304, 305, 307)].
Отец молодого приготовляет вход молодухи в свою юрту. Когда угощение у него готово (зарезан баран и т.п.), молодуха идет с девушками туда, где и совершается обряд отко гирды (в огонь вошла) [Культ огня был известен практически всем народам, в том числе и тюрко-монгольским. Огонь не только очищал и охранял от всего вредоносного, но и был покровителем человека, семьи, детей, даровал счастье, благополучие, потомство. Не случайно информаторы Ф.А. Фиельструла, как, кстати, и многие народы Сибири и Севера, называют огонь "Матушка-Умай" (Токарев С.А. Ранние формы религии. М., 1964. С. 256-263). А потому огню (и его вместилищу - очагу) приносили жертву салом, жиром, молоком в определенные периоды жизни: при бездетности, при необходимости заполучить покровительство и т.д. (Дыренкова Н.Л. Брак, термины родства и психические запреты у киргизов // Сборник этнологических материалов. Л., 1927. № 2. С. 140; Потапов JLП. Очерки... С. 242; Абрамзон С.М. Киргизы... С. 232; Галданова Г.Р. Культ огня у монголоязычных народов и его отражение в ламаизме // СЭ. 1980.№ 3. С. 94-100; Жуковская H. Л. Очага культ // Религиозные верования. Свод этнографических понятый и терминов. М., 1993. С. 147-148). Обряд "отко гирды" (букв. "вошел в огонь") совершался при первом приезде новобрачной в дом мужа. Бросая сало, жир (молоко), она как бы просила защиты и покровительства у духа огня в новом для нее доме и тем самым приобщалась к семье (роду) мужа] в первый же день. В юрте сидят гости. При входе молодуха низко кланяется сложив на груди руки (без коленопреклонения).
Лицо ее покрыто платком (жоулук или буркöнчок [Буркончок - покрывало, которым молодуха закрывала лицо во время своего переезда в аул мужа. От глагола бурка - кутаться, укрываться. Жоулук (жоолук) - платок. То и другое выполняли роль оберега от злых духов (см. ниже] ). Свекор высказывает пожелания, чтобы она была счастлива. Молодуха занимает скромное место внизу, справа от входа, окруженная девушками, и свекор угощает ее грудиной барана [Грудинка вообще, баранья в частности, - ритуальное свадебное блюдо, связанное с культом плодородия. У семипалатинских казахов во время сватовства предлагают вкусить баранью грудинку в залог верности и нерушимости договора (Кисляков Н.А. Очерки... С. 101). У казахов и каракалпаков во время отьезда молодых тесть предлагает зятю баранью грудинку (Кисляков Н.А. Очерки... С. 112, 123; Толеубаев А.Т. Указ. соч. С. 31). У хорезмских узбеков в доме жениха янга перед брачной ночью угощает жениха бараньей грудинкой или куриной грудкой (Лобачева Н.П. Свадебный обряд... С. 43, 45, 47)] и прочим, после чего она удаляется. С этих пор она входит в юрту свекра свободно во время его отсутствия.
Церемония бросания сала в огонь (по Б. Солтонаеву [Белек Солтонаев - один из информаторов Ф.А. Фиельструпа] ) относится к калмыкам. Мужчины и женщины, приближаясь к почтенному человеку, преклоняют перед ним колени [Информаторы неоднократно сообщали Ф.А. Фиельструлу о калмыцком влиянии на свадебную обрядность киргизов. Церемония бросания в огонь сала, жира, молока, как уже говорилось, известна и другим народам, а не только калмыкам. Что же касается поклонов, то, видимо, действительно, поклоны с коленопреклонением заимствованы (о поклонах невестки без коленопреклонения см. выше). А вот что пишет в своей книге о калмыках Эрдниев У.Э.: "Невестка, войдя в юрту свекра кланяется трижды бурханам, трижды - желтому солнцу - источнику света и тепла, жизни, трижды - в сторону берцовой кости овцы, положенной перед ней, но внутри кибитки (это мольба о даровании ей сына, который будет играть в альчики). Затем невесту заставляли поклониться очагу - символу семьи и семейного счастья, без которого существова¬ние семьи не мыслилось. затем духам предков и, наконец, отцу и матери мужа, в которых сопровождавшие девушку мужчины бросали кусочками сала из полной чаши, заблаговременно поставленной у порога" (Эрдниев У.Э. Калмыки (конец XIX-начало ХХ в.). Историко-этнографические очерки. Элиста, 1970. С. 198)] (л. 61).
Когда при входе в юрту свекра молодуха кланяется, девушки, вошедшие с ней, приподнимают ее буркончок [С обрядом "отко гирды" тесно связан и обряд "бет ашар" (букв. "открытие лица"), совершаемый сразу же после обряда "отко гирды". Новобрачная едет в аул мужа и входит в юрту свекра с покрывалом на лице. Покрывало выполняет роль оберега от злых духов, поскольку духи родного дома уже не защищают молодуху, а духи дома мужа пока не защищают. Принесение жертвы очагу дома мужа дает новобрачной необходимое покровительство, и лицевую занавеску можно снять, что и делал чаще всего один из представителей мужского пола семьи мужа (видимо, это делали и женщины) веточкой от фруктового дерева (магия плодородия). Отныне новобрачная имела право входить в юрту свекра, а также имела право не избегать его, поскольку невестка, как иноплеменница, могущая навести порчу, принесла жертву огню, а заодно прошла очищение огнем (о табу на общение с иноплеменниками и нейтрализации их пагубного влияния огнем см.: Фрэзер Дж. Указ. соч. С. 222-223; о семейно-брачных запретах и избеганиях см. примеч. 33)], чтобы присутствующие могли увидеть ее лицо, и потом снова опускают.
В своей юрте молодуха скрывается от приходящих старшин муж¬чин, родственников мужа за кошого (л. 61).
Там (в ауле мужа. - Б.К., С.Г.) постельные принадлежности остаются молодухе, а все прочее (из приданого. - Б.К., С.Г.) берут себе родители жениха [У многих народов, а в прошлом, видимо, у всех народов, приданое было собственностью невесты, на которую не могли претендовать ни муж, ни его родственники. В случае развода жена могла забрать его с собой. В случае смерти жены приданое делилось между детьми, а при отсутствии детей возвращалось в "род" ее отца (Лотапов Л.П. Очерки... С. 237; Миненко Н.А. Взаимоотношения супругов в русских крестьянских семьях Западной Сибири XVIII-первой половины XIX в. // СЭ. 1978. № 2. С. 74). В семье свекра невестке тоже выделялась ее доля имущества (там же). Это свидетельствует о том, что женщина в этих обществах еще не потеряла свою относительную независимость. Она имела свою долю, а значит определенные права в семье мужа, хотя главенствующая роль, конечно же, принадлежала мужчине (отцу, свекру, мужу). У киргизов начала ХХ в., как мы видим, молодухе уже остаются только постельные принадлежности (и личные вещи), остальное переходит в собственность родителей мужа, что свидетельствует об определенной утрате независимости женщиной]. Потом устраивается той, после которого все обряды считаются исполненными, и жизнь вступает в нормальную фазу (л. 54).
Жангельди
В ауле молодожена устраивают той (л. 5З).
Солто Жанызак
Аркан тозуу - у аулов на дороге протягивают аркан. Невеста должна выкупить себе дорогу перстнем, платком и т.п. во всех встречных аулах. На месте ночевки (если не доехали за один дены дают чапан, например [Обычай, известный многим народам. Кагаров Е.Г. видел в этом обычае апотропеическую магию (Катаров Е.Г. Указ. соч. С. 158-159). Толеубаев А.Т. видит в этом и запрет переходить через вещи, обладающие магической силой, в данном случае сакрального аркана (Толеубаев А.Т. Указ. соч. С. 28)].
Встречают новобрачную всадники за пять-шесть верст от аула, а пешие - за одну-две версты. Отсюда она идет до аула пешком. Встречающие заранее купили на базаре большое количество колец и т.п., а прежде такие подарки заказывали мастеру.
Родственники молодожена берут себе кое-что из приданого. Придя в аул мужа, молодуха заходит в кибитку женатого сверстника мужа (не старше), если арго еще не поставлено, или к его старшему брату (? - Ф.Ф.). Потом проходит в орго.
Той устраивается через три-четыре дня. После тая, вечером, невеста идет в кибитку свекра, заходит за кошого, висящее на правой стороне. Впереди идет женщина, кланяется.
Эта женщина открывает лицо невесты, которое было закрыто платком, и бросает в огонь кусок масла, курдючного сала. Потом идут за кошого. Там молодуху угощают. Это вступление. Затем следуют визиты молодой к родственникам. Ей объявляют, кто ее окул ата. Окул - представитель. Окул ата - что-то вроде посаженного отца при жизни даже родного. Такой окул ата есть у жениха, пока он в ауле невесты, и приставляется к невесте по ее приезде к мужу [По мнению Лобачевой Н.П., посаженный отец для жениха в доме невесты - явление, выходящее из среднеазиатского ряда. У хорезмских узбеков, каракалпаков посаженная мать (мурундук-ене) выбирается из числа близких родственниц жениха для обоих новобрачных. Посаженным отцом (мурундук-ата) механически становится ее муж (Лобачева Н.П. Свадебный обряд... С. 43; Есбергенов Х., Атамуратов Т. Указ. соч. С. 85-86). Посаженные отец и мать являлись для молодоженов вторыми отцом и матерью и почитались ими в течение всей жизни. Но и они, в свою очередь, имеют по отношению к молодым свои обязательства (Там же)].
Окул ата молодухи режет барана, варит и едет с этим мясом в аул к отцу жениха. Следует взаимное угощение, приехавшему предлагают выбрать что-нибудь себе в подарок, и с этим он уезжает. Его окул кыз едет в гости к нему через один-два года и может просить себе у него хороший подарок, например верблюда, или он сам дает ей таковой без ее спроса.
В случае болезни невесты окул ата приезжает справиться о ее здоровье (35 л.).
местн. Сарыбулак Сатывалды
буку

Окул ата называется человек, который сам заявляет о желании быть таковым жениху до свадьбы, добавляет от себя недостаток в калым. Окул ата невесты, из ее аула, становится таковым в момент свадьбы (ника). От него она может брать все, в чем нуждается (л. 35).
р. Тюп
Там (в ауле мужа. - Б.К., С.Г.), зарезав кобылу, снова устраивают той, пригласив родителей невесты, причем мать ее (невесты. - Б.К., С.Г.) получает сут акы - лошадь в подарок за кормление невесты грудью [Обряд, известный многим народам (Кисляков Н.А. Очерки... С. 109; Потапов .Л.П. Очерки... С. 255; Пещерева Е.М. Указ. соч. С. 179; Есбергенов Х., Атамуратов Т. Указ. соч. С. 82)] (л. 58).
Категория: Киргизы | Добавил: begi (27.04.2007) | Автор: Abisheva Begimai
Просмотров: 1393 | Рейтинг: 5.0 |

Меню сайта
Категории каталога
Киргизы [17]
Kyrgyz Pattern :: Киргизский узор [22]
Поиск по каталогу
Форма входа
Статистика
Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Наш опрос
На ваш взгляд - война 1939 - 1945 гг. это:
Всего ответов: 499
Друзья сайта

Copyright elbilge © 2003-2007 Сайт управляется системой uCoz