Главная страница

Регистрация

Вход

english

  

Понедельник, 23.10.2017, 11:09   

Приветствую Вас Гость | RSS  

  

   Элбилге :: Прикосновение к истории

   Elbilge :: Touch a History

Начало » Статьи » Turkica » Turks

Теңек – космос древней Великой Степи

Космос – от греч. χόσμος, «порядок, упорядоченность; строение, устройство; государственный строй, правовое устройство, надлежащая мера; мировой порядок, мироздание, мир; наряд; украшение, краса». Космос – это мироздание, понимаемое как целостная, упорядоченная, организованная в соответствии с определенным законом вселенная. Тюрк. teŋek (от teŋ – равный) соответствует греч. χόσμος
жомок – жанр эпических сказаний элетов Великой Степи, с совмещением космогонических мифов и героического эпоса. Героические персонажи, занимая определенное место в структуре общества (эл – как модель мироздания), играли схожую роль с созидающими силами, обеспечивающими порядок во вселенной
Теңри – «установитель гармонии, равенства», архитектор Вселенной
Тай – Тай и Теңри – одно и то же, в различных интерпретациях. Иногда давший начало жизни на Земле. Представлен в образе коня или единорога (одно копыто и один рог, т.е. порядковый номер «Первый») или их частей (копыто, грива).
тайкы (tajqï) – божественный замысел (божественное вещество, великий дух; в пантеизме, собственно творец) преобразующий хаос в божественно упорядоченный мир, основообразующий элемент неживой природы. Может быть представлен в виде растений (порождение света), S-образных, кольцевидных, спиралевидных линий; а также в небесных символах в виде теплокровных птиц, частей тела птиц у сложносоставных животных образов (обычно клюв, крылья или перья).
тайка (tajqa) – «душа» человека, животного, основообразующий элемент живой природы
тайы – ритуальное регулярное жертвоприношение в эле, призванное пополнить тайкы в системе функционирования вселенной
теңис – хаос, предначало мира. Представлен в образе моря, подземелья и его холоднокровных обитателей: рыб, рептилий и змей.
теңси – божественная первооснова мира, хаос, божественно упорядоченный в «мужское и женское» начала. Представлен в образе теплокровных парнокопытных, обычно таких как бык (два копыта и два рога, т.е. порядковый номер «Второй»). Существует два символа теңси: быки символизируют «мужское и женское» начала мира названные так условно на небесах (большой космический цикл творения); козлы и олени (малые быки) – копии на Земле (малый земной цикл творения)
эл – государственный порядок элетов, копирующий вселенское (зачастую видимое небесное) божественное устройство. На Небесах существует сравнительно стабильный порядок, звезды, солнце, луна и все другие космические объекты движутся по определенному порядку, небесные процессы гармоничны и стабильны. Установления такого же небесного (т.е. божественного) порядка на Земле станет гарантией гармонии во всех отношениях
элки – представитель эля
элет – представитель скотоводческо-земледельческой общности Великой Степи
элеттик – 1) скотоводческо-земледельческий образ жизни; 2) наука об элетах
Также много лет потрачено на изучение науки о кочевниках, еще больше – на избавление от нее

Теңек – космос древней Великой Степи

Представления Элери Битикчи

Если большинство известных мифов народов мира рассказывают нам историю о сотворении и функционировании Вселенной, используя образы людей (так называемая «антропоморфизация богов»), то у элетов евразийских степей используются образы животных. И если у большинства народов мира, порядок творения, причинно-следственная связь явлений во вселенной, отражены в семейно-родственных отношениях единого клана богов, происходящих, кстати, от одного родителя, то у элетов о том же рассказывают образы животных, например в так называемых «сценах борьбы и терзаний» так называемого «звериного стиля» так называемых «кочевников».
Это позже люди-образы стали богами, а звери – тотемами; в древности они были «актерами», названиями явлений, рассказывающими историю вселенной, порядок функционирования космоса в театральных постановках в жанре эпоса или мифа. Подобные композиции животных в зверином стиле – это не часть охотничьей магии, это не первобытный импрессионизм и не степное барокко, это не искусство экспрессивных деформаций, отражающее такие доминирующие в психике древних воинов-охотников черты, как агрессивность, кровожадность и буйная уравновешенность. Это эпос о сотворении и функционирования космоса в представлении элетов, где актерами-рассказчиками стали образы животных. Единого прочтения этого эпоса не было и не будет: существовало множество интерпретаций и прочтений одних и тех же символов. Я попытаюсь дать свое представление о представлениях элетов о мироздании и все нижеследующее является моей интерпретацией.
Жомок башы – начало сказки. В натурфилософии древности стояли две неразрешимые проблемы: если было начало, то что было предначалом?, и более того, предпредначалом?; и если было начало, то оно разрушило предначало, как и предначало разрушило предпредначало, ведь чтобы сотворить что-то новое необходимо разрушить нечто что было до него. Даже если мир создавался из хаоса, творец разрушил собственно хаос. В натурфилософии элетов хаос не был разрушен, а лишь упорядочен. Мир, вселенная, мироздание – не происходит из хаоса, это всего лишь упорядоченный хаос и упорядочил его Теңри (или Тай)
Элеты считали, что началом был Тай. Он вышел из хаоса – предначала. Хаос носил имя Теңис и позже часто ассоциируется с морем, как и собственно хаос. Неизвестно является ли Тай порождением хаоса или возник каким-то чудом в недрах хаоса, но независимо от него. Возможно он и сам этого не знает, кто же помнит момент своего рождения. В любом случае Тай первым делом упорядочивает хаос, поделив его на две равные половинки – «мужское и женское» начала.
Деление-упорядочивание хаоса идет по S-образной линии, иногда по кольцевидной или спиралевидной линиям. S-образная линия – это линия творения по божественному замыслу, она присутствует и в последующих актах творения. Возможно, что S-образная линия как линия творения и начала мира, первоначально символизировала растение, начало мира, начало жизни непосредственно связанное со светом. Эта линия творения переносилась и в образы животных, как символов следующих актов творения, так как без растений не было бы животных.
В итоге раздела хаоса Тай получает материал для дальнейшего строительства вселенной по своему плану. Эта строительная масса получает здесь название теңси – «поделенное пополам». Теңис ↔ Теңси – божественная игра түркүка, опорного согласного, от хаоса к мирозданию и обратно. Представим, «мужское и женское» начала в качестве строительного материала, такого как песок и камни. Песок и камни вместе – это хаотичная куча песка и камней. Что такое божественное деление-упорядочивание?

Это добавление цемента в песок и камни, в результате чего можно построить фундамент мироздания. Таким образом, хаос-предначало не уничтожается, а преобразуется по определенному закону. Уберите из него цемент (тайкы – божественное начало) и фундамент превратится в кучу песка и камней. Присутствие тайкы в мироздании объясняет смысл жертвоприношения. Для нормального функционирования мира необходимо божественное вещество. Нормальное количество цемента обеспечит крепкий надежный фундамент дома. Надо полагать, что уменьшение тайкы в фундаменте мироздания порождает дисгармонию и расстройство упорядоченности мира. Чтобы избежать этого, необходимы регулярные жертвоприношения, пополняющие запас божественного вещества в системе функционирования мироздания. Бедствия и прочие напасти вынуждают совершать чрезвычайные жертвоприношения, пополнения тайкы – «цементное» укрепление песка и камней. Можем ли мы предположить, что «жертвоприношения богам», на самом деле ставили своей целью задобрить либо отремонтировать какое-либо явление в мироздании, за которое отвечал тот или иной «бог»?
Образ жизни, связанный с зависимостью от одомашненных животных и добычи от охоты, порождает представления о зависимости нового порядка от старого мира. Образы звериной космогонии не могут просто так уничтожить старый порядок ради создания нового. Если бы не было травы – не было бы травоядных. Если бы не было травоядных животных – то не появились бы хищники. С другой стороны, мясо травоядных животных – это не только материал для строительства тел хищников – образов нового мира, нового порядка (подобное строит подобное), но и материал для их нормального функционирования. Каждый последующий этап творения, не только вытекает из предыдущего, но и органически связан с ним. В космогонических мифах звериного эпоса, хаос и мир, созданный из него, существуют в один временной период, и космические хищники существуют до тех пор, пока существуют животные служащие для них пищей. Уничтожение хищниками травоядных, обозначает смерть не только для травоядных, но и для хищников. Гармония и равенство должно быть между травоядными и хищниками, поэтому космос Великой Степи условно назван мною теңек. Тай не может уничтожить хаос, он использует его для миростроительства. Таким образом, подобные композиции названные «сценами терзаний», «борьбой животных» обозначают взаимозависимость и гармонию мироустроительного процесса.

Начало мира – тайкы. Процесс творения в зверином эпосе разделен на сферы творения на небесах и на Земле. Если принять версию о том, что рыбы и земноводные рептилии (возможно также и змеи, подземный мир, лишенный света – смерть – отсутствие жизни, то есть состояние до начала жизни-мира-света) символизируют хаос и предначало, а [хищные] птицы являются символами неба – божественного творческого начала, то символы хаоса – рептилии, старше чем птицы – символы небесного, божественного, возникшего из хаоса. Соединение материала хаоса (рептилии или рыбы) с божественным замыслом (птицы), порождает физический неживой мир, который представлен в образе млекопитающих парнокопытных. Неживая природа, в свою очередь, дает жизнь живой природе в образе других млекопитающих. Таким образом, порядок создания мира в символах представляется следующим образом.

Хладнокровные рыбы, рептилии, змеи (хаос) → теплокровные птицы (божественный замысел) → теплокровные парнокопытные млекопитающие («мужское и женское» начала, материальный неживой мир) → другие теплокровные млекопитающие (мир живой природы)

Мне представляется, что прежняя схема расшифровки звериных символов:

Небо – Птицы
Земля – Копытные
Море или подземный мир – Рыбы, рептилии или змеи

… может быть неправильной или слишком прямолинейной, чтобы быть похоже на правду. Скорее всего, это поздние трактовки религиозных радикалов, которые всегда привержены буквальному прочтению канонов.
Рептилии, змеи, рыбы (будь это символы подземного мира, смерти, хаоса) – холоднокровные. Птицы (будь это символы неба или божественного начала) и звери, млекопитающие (будь это символы среднего мира или сотворенного Тайем мира) – теплокровны. Вместе с тем, творение в космосе Великой Степи – процесс незавершенный, продолжающийся во времени и в то же время цикличный. Уменьшение тайкы приводит к хаосному состоянию, нормальное количество божественного вещества вновь привносит гармонию в мир.
В мире гармонии, смешения различных начал, их взаимозависимости невозможно оставаться чем-то одним. Герои композиций и эпосов, рассказывающие о космосе элетов, не могут рассматриваться в статике и по отдельности. Динамика прошлого и настоящего, их взаимозависимость, гармония начал, присутствие божественного и многие другие элементы должны лежать в основе расшифровки композиций так называемого «звериного стиля». Сложносоставные животные, сложенные из различных частей тела, должны рассматриваться во времени и пространстве.
Нижеследующая композиция, возможно, рассказывает о создании теңси – двух первоначал (уши парнокопытного) из хаоса (чешуя) и тайкы (крылья, клюв), по единому замыслу Тая (конская грива), что в итоге приводит к созданию Земли, материального (неживого) мира (круг).

Мифы о сотворении человека. «Мужское и женское» начала – это были условные обозначения для первоэлементов мироздания. Буквальное толкование этих терминов приводит к возникновению неправильных мифов о сотворении человека. Первоначально, миф о происхождении киргизов был о том, как дух (тайкы) и корова (теңси – «мужское и женское» начала), соединившись в пещере (то есть на Земле) породили человека. "Племя цзянькунь не принадлежит роду волка. Пещера, где родился их предок, находится к северу от гор Цюйманьшань. Сами рассказывают [о происхождении своего предка], как в глубокой древности, ниспосланный сверху дух спарился с коровой в этой пещере". В хеттско-хурритском мифе бог солнца, влюбившись в корову, превращается в юношу и обращается к ней с притворными упреками, грозя наказанием за потраву луга, на котором она кормилась. После встречи с богом корова беременеет и рождает сына – человека. Корова взывает к небу и просит у бога солнца милости. Она жалуется на то, что будучи четвероногой, родила двуногого сына. Корова хочет съесть своего сына, но бог солнца спускается с неба и велит своему советнику отнести ребенка в горы, где его должны сторожить змей и птицы.

«Мужское и женское» начала без божественной начинки, больше похожи на хаос; собственно говоря, они и есть хаос, так как имеют хаосную природу. Человек – это не только соединение «мужского и женского» начал. Он состоит из этих двух первоэлементов соединенных божественным тайкы. Уберите из него душу – и он распадется на первоэлементы. Процесс распада тела человека, т.е. процесс выхода божественного тайкы происходит не сразу. Судя по всему, первые дни тайкы еще присутствует в теле человека, так как продолжается рост ногтей и волос. Через 40 дней (срок условный) тайкы выходит из мышечной массы человека и начинается ее распад на первоэлементы. Через 1 год душа полностью покидает человека и его кости возвращаются в хаосное состояние. Между 40 днями и годовщиной человек все это время считается не до конца умершим. Возможно он или точнее его душа в упомянутый период играет роль связующего моста между миром живых и их предками, возвратившимися в божественный мир. Часть души-тайкы покинувшая мягкую ткань уже в божественном мире, а часть тайкы все еще остается в костях. Этим пользуются и манекен (тул) умершего целый год присутствует в юрте, с ним советуются, говорят, ставят перед ним пищу. Через год (дата условная, обычно это ближайшая осень) устраиваются его пышные, окончательные проводы в божественный мир, на родину. Однако здесь отчетливо видно несоответствие: если человек и другие представители живой природы, как и все сущее (неживая природа) состоят из тайкы и теңси, то почему же камни или деревья живут дольше людей и животных? Скорее всего, мы должны рассматривать присутствие «вторичной» души, которая оживляет неживую природу. Тайкы и теңси создают неживую природу, а из нее происходит живая природа, связанная с последующим этапом божественного творения. Это значит, что божественное вещество, творящее живую природу из неживой будет обладать другими качествами. Этим божественным веществом была (условно) тайка (tajqa). Тайка поддерживает живую природу, в том числе и человека. С ее выходом из тела, со смертью человека или животного, тело распадается на материальные частички, на первоначала-теңси (но никак не на хаос), так как в них еще есть тайкы, божественное вещество для строительства материального мира.
Сотворение живой природы – тайка. Процесс творения эволюционен, и каждый последующий этап стоит на порядок выше предыдущего и превосходит его по силе и организации, также как и хищники превосходят свои жертвы из мира травоядных. Порядок творения космоса Великой Степи, как и во многих подобных мифах, пошаговый и подчинен числовому порядку (с совмещением количественной и порядковой функции чисел).
1) Начало дает один демиург (Тай) 2) который на втором этапе создает двойку, бинарную оппозицию мужского и женского начал (инь-ян) 3) и в то же самое время он соединяет собой две половины (инь-Тайцзи-ян) и так далее в строгой соответствии подчиненности числового и количественного совмещения чисел. Три этапа творения космоса отражают три вида драконов. Дракон, как и любое другое сложносоставное животное, рассматривается мною как символ пошагово-эволюционного творения. В Китае бывает трех видов: чешуйчатый (цзяо), рогатый (цю) и безрогий (ню). Вначале был хаос, который и символизирует чешуйчатый дракон (цзяо), так как чешуя – символ морского обитателя, море – символ хаоса. Затем Тай разделил или точнее упорядочил хаос на инь-ян и создал материальный неживой мир (пара-двоица рогов) – рогатый дракон (цю). Материальный мир порождает в свою очередь живой мир в образе безрогих животных – безрогий дракон (ню).
Для изображения процесса пошагового творения живой природы на Земле были избраны образы теплокровных животных имеющих увеличивающееся количество копыт, когтей, пальцев. Они относятся к млекопитающим, и каждый следующий по очередности творения вид имеет увеличивающееся количество копыт, когтей или пальцев.
У рептилий с когтями и пальцами хаотический разнобой. Количество когтей у птиц (у любых птиц, будь то водоплавающие, хищные, любые другие) равно четырем, точнее 1 + 3. У птиц, символов неба, с когтями все в порядке, как и собственно на небесах. Этому небесно-божественному порядку подчинены эли многих народов Великой Степи. Царский род Люаньди (Сюй-люаньди) и три ‘сыновних’ (второстепенных, подчиненных): Хуянь, Сюйбу и Лань; каган киргизов и три министра: Гйеси Бей, Гюйшабо Бей и Амии Бей; хамаг улс монголов: улус великого хана и три сыновьих улуса; государство ‘дербен-ойрот’: главное племя – Чорос и три второстепенных: Дэрбэт, Хошоут, Торгоут (позже заменены на Хойт); казахский эл: чингизиды и три жуза: старший, средний и младший. Этот порядок известен еще со времен эпохи варварской династии Чжоу (XI в. до х.э.)

Возможно, все эти эли считались материнским крылом их государств – отцовское крыло находилось на небесах и включало умерших предков. Эта идея могла повлиять на возвышение кыпчаков, носителей материнской благодати (qïb).
Творение продолжается на Земле. Травоядные – символы неживой природы (2 передних копыта) → хищники Великой Степи – символы живой природы (3 передних когтя) → обезьяны и люди (4 передних пальца). Чтобы существовали хищники, первоначально должны были появиться травоядные, перед ними должны были появиться растения, чье существование связано с одним – светом, солнцем. Образ коня – однокопытный, первый (возможно в некоторых течениях ассоциировался с солнцем, светом) – единорог, лошадь с одним копытом и одним рогом. Это тайка и он непосредственно связан с Таем, тайка и есть Тай. Свет дает начало жизни на земле, в числе которых одними из первых являются растения.

Растения, таким образом, также могут ассоциироваться с началом, единицей, с божественным. Растительный узор в прикладном искусстве Великой Степи скорее всего играл магическую предохранительную роль. Без растений не было бы травоядных животных, и, следовательно, единица порождает двойку.
Интересно сравнить порядок выпаса животных после снегопадов. Первыми идут однокопытные лошади, которые своими копытами могут разбрасывать снег и добираться до травы. Вторыми после них пускают парнокопытных овец и коров. Единица ведет за собой (порождает) двойку. Этот пример мог быть первичным материалом, который и породил всю эту систему религиозных взглядов, основанную на природной пищевой цепочке в образах зверей. Снег, зима, смерть, конец мира, возвращение к хаосу. Возникает белый (возможно просто от снега) конь, который спасает всех, спасает жизнь, и жизнь продолжается, или вновь начинается.
Тай создает бинарную двоицу «мужского и женского» начал в образах парнокопытных животных с парой рогов (олени, козы, овцы, лоси и т.п.). Различные комбинации и сочетания этих двух начал, дают последующее разнообразие видов. ‘И цзин’ дает 64 возможных комбинации из 6 черточек символизирующих мироустроительные силы: инь (прерванная) и ян (целая). Их двойные и тройные и т.д. комбинации символизируют конкретное воплощение инь и ян во всех сферах сущего. При всем этом необходимо присутствие начальной единицы, потому что каждый последующий порядок зависит от предыдущего. Поэтому в другом знаке инь-ян всегда следует помнить, что срединная S-образная линия (Тайцзи), не столько разделяет эту двоицу, сколько создает ее. Звериным образом знака ‘инь-Тайцзи-ян’ становится лошадь с рогами оленя. Торжественное убранство из рогов оленя, изображений различных животных на коне, показывает, что все сущее идет от одного начала, который этот конь и символизирует.

Существует множество примеров этому: жертвоприношение Богу (Тай) ‘тайы-’, предусматривает коня (подобное подобному) и жертвенное животное называется ‘тай туяк’ – ‘одно копыто’; Тай – крупное копытное животное (бодо мал) в возрасте одного года; именно лошадь-дракон, который вышел из Желтой реки и показал императору знаменитый рисунок круга, в котором изображена взаимосвязь Тайцзи и инь-ян.
Парнокопытные двурогие травоядные – это символ неживого мира, неживой материи (к которой относятся растения), то что нельзя есть, как и собственно рога и копыта. Жай-таш, камень яда, которым регулируют погоду неживой материи, извлекается именно из желудка парнокопытных (кийик’ов). Но именно этот неживой мир и дает жизнь материи живой, движущейся (весь животный мир в символе хищников). Многочисленные оленные камни, разбросанные по Евразийской Степи, особенно в ее восточной части, также рассказывают историю мироздания. Для них так же характерны такие герои степного эпоса о создании мироздания, как лошадь, олени, хищные кошачьи. Олени зачастую имеют птичьи клювы и S-образные формы – творение по единому небесному, божественному замыслу. Широко разветвленные рога, которые всегда гиперболически выделялись у оленей, показывают разнообразие материального и живого мира, который может возникнуть из первоначальной двоицы «мужского и женского» начал (в символе парнокопытных с парой рогов). Точно также различные сочетания инь-ян дают разнообразие мира в чжоуском трактате «И цзин».

Сложносоставные животные и композиции. Существуют множество образов комбинированных образов фантастических животных, сочетающих в себе элементы и части тела различных животных. Описание Огуз-кагана – «ноги его… подобны ногам быка, поясница – пояснице волка, плечи подобны плечам соболя, а грудь – груди медведя». Наиболее известным из комбинированных звериных символов является дракон. У китайского дракона, например, «рога оленя, голова верблюда, глаза черта, шея змеи, живот напоминает раковину, когти орлиные, лапы тигра, уши быка» или «рога оленя, голова верблюда, глаза кролика, уши быка, шея змеи, чешуя карпа, когти орла, лапы тигра».
Эти образы, а также образы двенадцатилетнего и двенадцати месячного животного календаря отражают цикличность мирового порядка. Двенадцатилетний календарь – это еще один из вариантов мифа о сотворении. Двенадцатилетний цикл – это не 12 животных, а 12 частей различных животных, которые составляют одно или два сложносоставных животных, скорее всего дракона. Язык приказов имеет буквальный смысл. 12-летний цикл на киргизском – мүчөл (от мүчө - часть тела, орган, член). Двенадцать частей следует читать по раздельности: первые шесть частей – это рассказ о творении в пределах небес, в дальнем космосе (большой дракон); вторые шесть частей – это рассказ о творении на Земле (малый дракон). Скорее всего, календарь отражает повторяющиеся циклы, поэтому последний год в каждой шестилетке обозначает конец мира – конец цикла.

Большой дракон предположительно имеет:
1 – хвост крысы (Чычкан) – начало мира, начало цикла, возможно архитектор Вселенной, роговые отростки на хвосте. Возможно простое созвучие реального имени мыши или крысы с именем Бога; чычкан – это тергеме, слово-замена.
2 – рога быка (Уй) – создаются условно названные «мужское и женское» начала
3 – когти [снежного] барса (Илбирс) – создание живой материи
4 – уши зайца (Коён) – создание альтернативного созидательного (малых богов, людей)
5 – чешую рыбы (Балык) – что приводит к хаосу нового порядка: творения не по единому плану
6 – тело змеи (Жылан) – в результате чего появится хаос нового порядка

Малый дракон – повторяющийся цикл творения на Земле
7 – тело Лошади – начало мира, начало цикла, Тай (или тайкы), дух от Бога (Жылкы)
8 – рога барана (Кой) – создание материального на Земле
9 – лицо обезьяны или человека (Мечин) – которое приводит к альтернативному созидательному
10 – куриный клюв (Тоок) – все последующие этапы
11 – лапы собаки (Ит) – которые не будут в согласии с божественным законом и замыслом
12 – клыки кабана (Доңуз) – приведут к концу Земли – кабан режет клыками Землю.
Конец и вновь начало, но хаос и возможно творец уже на новом уровне. Отсюда легенды о детях богов, которые свергают своих отцов в хаос. Возможно мы должны читать легенды и мифы во всемирном масштабе, привлекая материал, по крайней мере, по всей Евразии и Африке.

Двенадцатимесячный цикл также рассказывает о цикличности творения.
Жалган куран. Чын куран. Бугу. Кулжа. Теке. Баш оона.
Аяк оона. Тогуздун айы. Жетинин айы. Бештин айы. Үчтүн айы. Бирдин айы.
Нижеследующая композиция рассказывает о том, как некий герой устанавливает (установил) божественно определенный порядок (птичья голова и крылья, желтый [центр – начало мира, т.е. божественное начало] цвет тела) в хаотичной степи (парнокопытный козел).

Наличие в теле «нападающего» черт третьего порядка творения, т.е. частей тела хищных млекопитающих, говорит о том, что действие происходит на Земле. В устном эпосе такой герой будет иметь такие эпитеты или сравнения с хищной птицей (орлом, соколом, беркутом) и с хищником-млекопитающим (волком или кошачьим хищником). Копирование деяний Тая по упорядочиванию хаоса, приравнивает деяния героя к деяниям Теңри. Возможно не случайно Махмуд Кашгари упоминает, что у неверных уйгуров, великих людей называют богами. На самом деле деяния героев повторяют деяние богов, поэтому их эпитеты, возможно, будут показывать тот же самый путь, который прошли боги. Герой «подобный Зевсу», «зевсоподобный», «могучий словно Апполон», на самом деле будет идти тем же путем и совершать такие же геройские поступки как и Зевс или Апполон.
Скрученный хвост, возможно, также показывает единичность божественного замысла. Интересно, что центр всего мироздания в Китае символизируется Желтым драконом – началом всех начал. Его соответствующий астральный символ, созвездие Дракона, висящее в самом центре небесной сферы, но которое человек не может увидеть глазами. В одном из вариантов легенды, считается что человек не может увидеть хвост дракона, хотя именно на кончике этого хвоста находится Полярная звезда. Появление человека невозможно было бы без эволюционного миросозидания от света и растений → к копытным животным, от травоядных → к хищникам, от волков, собак и кошачьих хищников (первопредков народов Великой Степи) → к человеку.

Возможно именно об этом и повествует пазырыкский сфинкс, который состоит из различных частей животных, предшествующих появлению человека. При этом человек вмещает в себя все что было до него одновременно и в один момент времени: Бог-Солнце-душа-трава + МатериальныйМир-МужскоеЖенское-ПарнокопытныеТравоядные + ЖивойМир-Хищники = Человек
Эволюция приводит к тому, что животный мир порождает существо с пятью пальцами, продукт следующего порядка – человека, который может мыслить и творить, подобно своему творцу. Эволюционное творение позже стало рассматриваться с точки зрения иерархичности, соподчинения пошаговых творений, что широко использовалось в идеологии государств Восточной Евразии. В то же самое время – все сущее является единым целым.
Наиболее классическим образом, отражающим подобное мышление может быть пазырыкский конь, захороненный со всем ритуальным снаряжением. Как я уже много раз отмечал, такие композиции необходимо рассматривать не только как единое, но и как динамическое целое. Являясь символом одного единого творца (однокопытное теплокровное), пазырыкский конь носит маску из ветвистых оленьих рогов, символизирующих разнообразие мира, созданного из «мужского и женского» начал (теңси). Седло и сбруя с изображениями кошачьих хищников и драконов, символизируют последующие этапы творения, которые происходят из предыдущего. И в то же самое время весь мир, который символизируют все части конского снаряжения, является всего лишь неким приложением к творцу данного мира – к Таю (Теңри) в образе коня. Здесь ярко проявляется числовая иерархия творения по порядковым числам. Один однокопытный конь (Теңри) → пара оленьих рогов (теңси – материальный мир) → тройные ответвления на оленьих рогах или кошачьи хищники с когтями 1+3/1+3 (живой мир, где первые единицы - теңси).

Числовая иерархия 1.2.3.4 лежит в основе организации 24 туркменских племен, их божественного эля. Здесь следует помнить, что идет обратный отсчет и расчленение Великой единицы (Тай): 1 → ½ → ⅓ → ¼ (направление субординации). Четыре племени (Qayï, Qajat, Alqaraulï, Qaraujlï) одной ветви подчиняются главе бёлюка (Kün) = [¼], три ветви (Kün, Aj, Julduz) подчиняются главе крыльев (Buzuq) = [⅓], два крыла (Buzuq and Uçuq) под началом одного кагана (Oγuz Qaγan) = [½] ← 1.
Для лучшего понимания идеи, я применяю цветовое обозначение подразделений огузов, которые повторяют этапы творения. Каждый этап творения включает в себя предыдущий поэтому я условно включаю каждый последующий цвет в название подразделения огузов.
1 этап – Тай – 1 цвет – оранжевый цвет (Oquz)
2 этап творения – 2 цвета; упорядочивание хаоса на условно «мужской и женский» элементы (мужской-голубой-Buzuq и женский-зеленый-Učuq)
3 этап творения – 3 цвета; (мужской оранжевый женский) = (условно) красный (Kün qan)
4 этап творения – 4 цвета; (мужской оранжевый женский= [условно] красный) = (условно) синий .

Не случайна популярность войлочных аппликационных ковров среди кочевников. Сделанные из одного куска войлока [1], окрашенного в различные цвета, парные шырдаки [2], также содержат в себе парные крылья – левое и правое (крайние полосные узоры) и парные три подразделения (цельные квадратные узоры в середине) [3+3]. Деление центрального узора копирует деление Великой Единицы: 1 → ½ → ⅓ → ¼. Несмотря на единое происхождение и один замысел Тая – один войлок, один материал, разнообразие мира может дать только парное бинарное, т.е. двойка – это первичная цифра, которой можно проводить математические и созидательные операции.

Таким образом, сложносоставные композиции должны рассматриваться в едином динамическом целом. Они могут рассказывать о деяниях богов или о деяниях героев, которые лишь копировали деяния богов. Скорее всего, образ скрученного кошачьего хищника символизирует деяния какого-либо царского рода, который обуздав хаос смог объединить племена в одно целое, повторив подобное божественное деяния творца мироздания. Эпосы элетов не могут классифицироваться по космогоническим (ранним) и героическим (поздним) критериям. В эпосах о героях повествуется о деяниях героев, которые копируют деяния богов, или лучше сказать, подчиняют свое творение единому божественному замыслу, с тем чтобы избежать неизбежного конца и хаоса нового цикла в случае альтернативных божественному актов творения.

Вышеизложенное учение – это пик развития догматического математикоподобного учения. Поэтому первоначальные мифы о происхождении человека непосредственно от творца, давшего начало данному миру, постепенно вытесняются более поздними легендами, где люди ведут свое происхождение от хищных животных, стоящих на предыдущей ступени от начала. С победой математикоподобной догматики, миф о божестве и корове заменяется мифом о происхождении киргизов (человека) от красной собаки, где соблюдена очередность ‘три порождает четыре’. Иногда в мифе о творении человека участвуют более предшествующие силы. По божественному замыслу (единица – первая стадия), Гоа-Марал (‘прекрасная лань’ – вторая стадия) и Бортэ Чино (‘серый волк’ – третья стадия) порождают человека (монголов – четвертая стадия).

Великий раскол. Если творец нынешнего мира (начало) происходит из хаоса (предначало), то он не может не быть связанным с ним, тем более, что если великий конструктор ассоциировался со светом или светлым началом. В таком случае на последующем этапе творения необходимо слияние этих двух начал, для получения нового результата.

Хаос не безволен и пытается противостоять новому порядку и выжить, вернув прежний порядок. Тем более, что сам творец этого мира происходит из него самого, то есть является порождением (сыном) хаоса (Teŋiz → Teŋri или Teŋiz ↔ Teŋri?). Отсюда природные катаклизмы, землетрясения, джут, и другое нарушение гармонии. Здесь нет добра или зла – есть нарушение равновесия. Цикличность вселенной – цикличность социально-политических процессов в Великой Степи, от хаоса к элю, от эля – к хаосу.
В китайской традиции, дракон, который я воспринимаю как символ эволюционного творения, природы сущего, является соединением темного женского земного начала инь (змея) и светлого мужского небесного ян (крылья). Здесь идет вариант миросозидания в котором светлое начало совмещено с божественным, то есть ян – мужское начало – совпадает с Тай(цзи), также как и инь – женское начало – совпадает с хаосом. Возможно Земля в образе Умай является порождением хаоса и божественного творческого начала Тая, который перестроил хаос по своему разумению. В таком случае Умай является одновременно матерью Тая, вышедшего из хаоса и в то же самое время – его творением, перестроенным. Первородность севера, черного (черная черепаха) противопоставляется китаецентричному Желтому. Неслучайно тогда правление кутлуков из рода Умай-бегов у киргизов – самого северного представителя этой цивилизационной общности.
Таким образом в учении раскольников, светлое мужское начало стало ассоциироваться с божественным, а темное женское начало – с хаосом и предначалом.

Категория: Turks | Добавил: elbilge (01.03.2009)
Просмотров: 2100 | Рейтинг: 5.0 |

Меню сайта
Категории каталога
Киргизы [114]
Turks [27]
Поиск по каталогу
Форма входа
Статистика
Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Наш опрос
На ваш взгляд - война 1939 - 1945 гг. это:
Всего ответов: 503
Друзья сайта

Copyright elbilge © 2003-2007 Сайт управляется системой uCoz