Главная страница

Регистрация

Вход

english

  

Понедельник, 18.12.2017, 16:02   

Приветствую Вас Гость | RSS  

  

   Элбилге :: Прикосновение к истории

   Elbilge :: Touch a History

Начало » Статьи » История » Киргизы

КЫРГЫЗСКО-КАЗАХСКИЕ ВЗАИМООТНОШЕНИЯ И ПОГРАНИЧНЫЕ ВОПРОСЫ XVIII-XIX ВВ.

Кыргызско- казахские взоимоотношение и пограничные вопросы XVIII-XIX вв. Асанов Т.И.

Во второй половине XVIII в. вопреки экспансионистской политике Цинского Китая пало некогда могущественное кочевое государство Джунгаров, а основная часть его населения была истреблена. Продолжением этой политики стал захват Восточного Туркестана, при котором Цинский Китай умело использовал внутриполитическую меж усобицу теократических властей местных феодалов. В 1759 г. китайские власти установили на правом берегу реки Или, в приграничных районах кыргызско-казахских кочевий военный гарнизон, который стал северо-западным форпостом Цинской империи. Данная ситуация определенным образом повлияла на ход событий в кыргызско казахских кочевьях. Хан среднего жуза Аблай после безуспешного содействия восставшим ойратам Амурсаны, был вынужден признать власть Цинской империи [1]. Вскоре, Аблай, будучи избранным в 1771 г. ханом всех казахских жузов, в своей внешней политике вынужден был лавировать между Россией и Цинской империей.
Предводители независимых северных и южных родоплеменных объединений кыргызов Маматкулу бий и Ажы бий, которые имели своих послов в Пекине оставались нейтральными в отношении Восточного Туркестана. Но Цины, ранее имевшие территориальные притязания I кыргызам, якобы потребовали, чтобы, некогда принадлежавшие земли калмакам отошли императору. Для решения этого вопроса в 1758 г. были отправлены послы в императорский двор во главе с Черикчи бием. Кыргызская депутация потребовала взамен формального покровительства возврат прежних кочевий от левобережья реки Или до Каркыра-Кегена и прилегающих районов [2]. B результате китайские власти склонились к решению вопроса в пользу кыргызов. Прежде всего им необходимо было закончить кампанию в Восточном Туркестане, где разгорелось восстание ходжей Бурхан ад -Дина и Хан ходжи. В то же время до окончательного решения данного вопроса Китай, опасаясь вмешательства извне, выставил сомкнутые пограничные пикеты по всей линии от Иртыша до Или [3]. Таким образом, как об этом свидетельствуют русские источники «...пределы же их (кыргызов) начинается от кайсаков (т.е. казахов) и отделяются рекою Илею, текущею в озеро Балхаш между гор называемый Алатау...и сия река Иля граничит оных (т.е. кыргызов), как от китайского государства, так и ровно и от кайсаков» [4].
Тем временем возникла проблема в приграничных кыргызско - казахских кочевьях, которая нередко приводила к столкновениям. Поводом для этого послужили грабительские набеги и барымта, приобретавшие устойчивый характер. Это было связано прежде всего с определенными участками территорий и пастбищ, где соседствовали или жили смежно кыргызы и казахи. Обе стороны и упрекали друг друга, и претендовали на спорные территории, унаследованные еще со времен нашествия Джунгарского ханства. На первых порах ситуация носила экономический характер. Разоренные кочевники, чтобы обеспечить себя, были вынуждены пойти на грабежи. Случалось, что даже родоплеменная верхушка, для восстановления поголовья своих табунов, прибегала к тем же методам. В конце концов, распри приобрели политический характер привлекли к себе внимание кыргызской и казахской правящей верхушки.
По зафиксированным сведениям русских источников летом 1759 г. сын киргис-кайсакского хана Абулмамета Абулмечит и сын умершего хан Барака султан Ханбаба совершили поход к кыргызам. Как об этом явствует из источника, целью похода было «...привести к себе в подданство или ради верности взять у них аманатов...», в котором «...те киргизы у них киргис-кайсаков отгоняют лошадей и производят другие разные обиды...» [5]. Такие нападения и стычки, нанесшие большой урон бурутам, произошли в 1760 г. [6]. Затем в 1764 г. ответный удар получили киргис-кайсаки Большой и Средней орды, кочевавшие вдоль реки Или [7]. В этом же году на бия Каработо, кочевавшего в окрестностях города Туркестан, напал султан среднего жуза Абулфеис с целью овладения Ташкенским торговым трактом. [8].
Видимо, именно об этих событиях говорится в императорском указе, направленном к Аблаю в 5-й луне 1765 г.: «Мы читали твое послание и узнали из устного сообщения Оторци, что буруты с воинами вторглись в твои казахские кочевья, погубили много людей и награбили скота бесчисленное количество... Прежде пребывавший у твоих казахов Олому бий докладывал, что Абулфеис собрал много народу и с 200 с лишним воинов награбил у бурутов скот без счета. Те и другие уладили все мирным путем» [9].
В 1765 г. Аблай султан напал на этих же кыргызов «... взяв в аманаты девять человек старшинских детей с женами и кибитками» [10]. Подробно излагает об этих событиях в своей рукописи знаток старины Алымбеков Тургумбек. Написанная этим автором история представляется достоверной в связи с тем, что он является праправнуком четвертого поколения очевидца тех событий - Тулеберди бия. По материнской линии он был правнуком знаменитого казахского Сыпатай баатыра. Вот, что рассказал он об этих событиях: Когда казахи из рода уйсун, чапырашты и дуулат стали постепенно овладевать старыми кочевьями (конушами) кыргызов вдоль реки Или и в низовьях Чуя, а также в нижнем течении реки Талас, начались междоусобные столкновения.
Сложившаяся ситуация не осталась без внимания и в местности Капка Таласской долины кыргызы организовали совет биев во главе с Эсенгул баатыром из правого крыла (он канат) и Туума бием из лево го крыла (сол канат). Совет биев, обсудив положение в Чу-Таласском направлении решил отстоять территории, принадлежавшие кыргызам. С этой целью совет биев договорился о переселении каба-саяков из Кетмен-Тюбинской долины в Талас и чекир-саяков из Кочкорской долины в Чуйскую. После перекочевки в Таласскую Капку Садыр баатыр-предводитель каба-саяков при содействии солтинского Жайыл баатыра вытесняют казахские племена из нижнего течения Таласа [11].
Казахи, в свою очередь, проникают на территорию, принадлежавшую роду сарыбагыш по левому берегу Или, где их кочевьем являлось Уч-Алматы. Эту кампанию активно возглавляют кахазские баатыры Бердикожо из рода чанычкулу, Кооман, Жабек, Качыке и Даулет из чапырашты, Тулекабыл и Жайсан из рода ботбай, Малдыбай и Конушбай из рода кашкарау. При столкновениях казахская сторона теряет нескольких баатыров, и после этого Бердикожо и Жабек отправляются к жанышскому Толе бию [12]. После чего они прибывают в местность Азиреттин Каратоосу к Аблай хану с просьбой о помощи. Не убедив Аблая, баатыры отправляются к наймановскому кукжарлы Бараку [13]. С энтузиазмом принявший призыв баатыров кукжарлы Барак в 1771 г. отправляется в поход против кыргызов. Но этот поход не дал казахам желаемого результата и он закончился поражением Барака, в Кочкорской долине. Преследуя остатки силы кукжарлы Барака кыргызы доходят до Илийской долины, поразив кочевья Старшего жуза [14]. После поражения Барак баатыра казахские бии, по всей видимости, в очередной раз обратились к Аблай хану. По этому поводу военнослужащий И. Абдулов 9 октября 1771 г. сообщает западносибирским властям следующее: «...еще слышал я от киргизов (казахов), что они приносят жалобу Аблай султану на диких киргизцев, кои последние Большой киргизской орды Баланайскую волость разбили и киргизцов семнадцать тысяч убили до смерти, на кое их жалобу Аблай султан отозвался ... де нынешней же зимы на тех диких киргизцов намерен идти войною» [15].
Но намерения Аблай хана не свершилось в связи с отказом в присылке к нему русского войска для войны с дикими киргизцами [15]. Только в 1774 г., как об этом утверждает китайский источник, состоялся поход Аблая и Абулфеиса против кыргызов. В сражении на Кара-Балте Атаке баатыр, потерпев поражение, отступает в Талас [16]. Видимо после этого Аблай возвращается в родные кочевья, ожидая признания ханской власти со стороны России.
Однако, временное затишье в кыргызско-казахских пограничных районах продержалось недолго. Несмотря на предупреждения верховного бия-Эсенгул баатыра, Садыр, самовольно организовав отряды вместе с Жайыл баатыром, совершает набеги на казахские кочевья, достигнув до Чолок - Коргона, Созока [17]. Сильно огорченные этими набегами казахи Старшего жуза отправляют Жоогач баатыра к Аблай хану [18]. Приняв посланца в Сары -Арке, Аблай хан резко высказывается о происходящем и говорит «...кыргызы и казахи вы только избавились от кал маков и когда подобно дракону Китай и Россия готовятся поглотить наши земли, а вы, нацелившись на кочевья кыргызов, затеяли этот конфликт». Затем Аблай, прежде чем выступить против кыргызов, отправляет к ним Жоогач баатыра в качестве посланника. Жоогач, встретившись с биями племени солто Момокон и Жайыл ом, передает слова Аблай хана и возвращается назад [19].
По показаниям старшины Кулбака в 1778 г. Аблай, находившийся в Кокчетаве, серьезно I готовится к войне против кыргызов, запрашивая пушки и солдат у властей Сибирской линии [20]. Видимо не добившись, помощи Аблай готовится к отправке в города Туркестан и Ташкент к Большой Орде, о чем свидетельствуют письма, направленные Оренбургскому губернатору И. Рейнсдорпу от 13-го августа 1779 г. [21].
В ней частности отмечается: «Во владении ж в моем состоит Большая и Малая орда, ис коих Большая расположена около г. Туркестана в Ташкении, где также находится воюющие со мной, называемые кыргызы, которые в той области кочующим моим подчиненным киргисцам (т.е. казахам) чинят несносные беспокойства и притеснение, то есть делают во всегдашнее время военною рукою на них и притом захватывают к себе жен, детей и имения их, которые, не стерпя таковому раззорению, принуждены слезно просить моего защищения, куда от меня отправлены из детей моих и братьев с лутчими людьми, после коих и сам, сев на конь для отечества нашего отправиться готовлюсь».
В том же году Аблай прибывает в Ташкент и взяв этот город, принимает кыргызских послов (13,169). Прибывший к Аблай хану со своей свитой Тулеберди бий добивается обоюдного согласия по поводу конфликтов. Кыргызская сторона, отметив причастность казахских племен к данному конфликту взяла на себя обязательство впредь ограничить маршрут кочевания и по возможности не приближаться к соседям (1,322). Аблай хан не был удовлетворен результатом встречи с кыргызскими посланцами. В связи с этим в 1779 г. он отправляет своего сына послом в Цинский двор с известием о своем приезде в Семиречье для совершения похода на кыргызов, и что «сил его в этом недостает» (9,96-97).
Данное сообщение подтверждается китайским источником, что в 1779 г. Аблай письменно и через своего сына Сайдэке уведомлял синьцзянского наместника Илэту о своих столкновениях с соседними владетелями и просил прислать ему на подмогу 500 - 600 солдат, в котором он получил отказ (12,29). И по показаниям переводчика М. Бекчурина поданным на имя Н.Г. Огарева 16 июня 1780 г. указывается, что Аблай расположился в шести днях пути от Ташкента на берегу реки Талас в ожидании результатов поездки сына к цинам, а бывшие при хане казахи «все от него своим улусам разьехались»(9,97). Эти сведения, видимо, отражают то положение Аблай хана, в котором он, уже совершив поход против кыргызов, надеялся на повторное вступление с помощью цинов, на что он получил отказ и при этом его основные силы разъехались по домам.
Задолго до этого события Садыр и Момокон совершают набеги в местности Кошогонун -Кёкжото, где располагалось кочевье рода ботбай. Вовремя набега они убивают одного из предводителей Аблай хана из колена кудангул и это стало поводом для нападения на кочевье кыргызов (1,325).
Это был последний поход Аблай хана, который, видимо, состоялся осенью 1779 г. или ранней весной 1780 г. Кроме архивных материалов есть устные материалы, подтверждающие первую версию. В «Песне об Аблай хане», записанной Ч. Валихановым, встречаются такие строки: «ай Жаугачым, Жаугачым сен бара тур, бара тур сумбуле туусун жалтыйып, ат семирсин кынтыйып» или еще в строках «тагы бир мезгил болганда сумбуле тууду жалтыйып ат семирди кынтыйып... хан Аблай таксырхан улу бир йузден кол жиди, кичи бир йузден кол жиди...» - что без всякого сомнения указывает на то, что действие происходило в осеннее время (5,259-260). Второй факт который мы учитывали, состоит в том, что во время похода Аблай хана, как об этом подтверждает рукопись Алымбекова Тургунбека, верховный бий кыргызов Эсенгул баатыр возвращался из Уч-Алматы в Ак-Бешим на осенние пастбища еще в будучи в неведении о происходившем. (1,327).
Таким образом, не все знали о предстоящем походе Аблая в, котором он действует в трех направлениях. Первую часть войск он отправляет в Таласском направлении к Садыр баатыру, вторую - в сторону Аулие-Ата и третью - в Чуй в кочевье Жайыл баатыра. В результате этого похода Садыр со своим сыном попадает в руки Аблай хана. Жайыл баатыр, потерпев поражение с тремя сыновьями, попадает в плен к Аблай хану, но при помощи Жоогач баатыра освобождается младший сын.
После этого события кыргызские бии, посоветовавшись, отправляют Тулеберди бия в Туюшкен в ставку Аблай хана для перемирия. Приняв посланца, Аблай поставил вопрос о земле и кочевьях, которые были основной причиной раздора. Он настаивает на том, что землераздел кыргызов должен проходить по перевалу Куюка по горам Кичи-Буурул, Чон-Буурул, ниже он должен проходить по Туймекенту, через реку Талас, Абылкайыр продолжаясь вдоль берега реки Курагатты достичь Туюшкена, далее перейдя на Уландын учу спускаться на Терскей и закончиться в Ыргайты. Обосновав позиции кыргызской стороны по поводу границ, Тулеберди бий добавил, что кочевья от перевала Чокмора до Илийского Сартогума принадлежат кыргызам (1,332).
При возращении Тулеберди бия, состоялся совет кыргызских биев во главе с Эсенгул баатыром, на котором было принято решение о необходимости мира с Аблай ханом. В 1780 г. было заключено перемирие и определена кыргызско-казахская граница с участием Туума бия и Мама бия с левого крыла, Кебек бия и Тулеберди бия из племени солто, Эсенгул баатыра и Атаке баатыра из племени сарыбагыш, Бирназар бия из племени бугу, Жамболот баатыра и Качыке баатыра из племени чекир саяк, Сеит бия и Келдибек бия из племени саяк (2,2).
На основе согласования граница кочевья кыргызов определена в следующих пределах: западная сторона реки Терс, перевал Куюк, горы Тюлкибаш, Уч-Буурул, Туймокент, Абылкайыр, впадение Курагатты в р. Чуй и через р. Чуй перевал Чокмор и вдоль реки Или достигает Уч-Алматы. Итак, от Уч-Алматы к северу вдоль реки Или, к северо-западу от перевала Чокмор, до впадения Курагатты в реку Чуй и оттуда к западу к горам Кичи-Буурул, Чон-Буурул, Тюлкибаш, перевал Куюка и реки Терс, далее к гору Чаткал - так было определена перед Аблай ханом граница кочевий кыргызов и казахов (1,335-336; 2,1.). В знак перемирия кыргызы и казахи перерезали прут и скрепили условия по границам. Кыргызская сторона в качестве «ак уйлу» отправила Тулеберди бия и было достигнуто соглашение, что впредь он будет уполномочен решать все проблемы касающиеся кыргызско-казахских взаимоотношений.
Это соглашение не затрагивало вопроса о верховьях реки Или, так как традиционно правый берег оставался казахской, а левый - кыргызской территорией. Как описывает капитан Андреев «...в летнее время, ежели они согласны и никакой друг против друга претензии не имеют, кочуют дикими киргизцами смежно, а когда между ими какой раздор, отходят к рекам Аягузу и Каракулу, даже подходят Жидису» (3,439). Об этом свидетельствует и рассказ Бердикожо баатыра, 1785 г. нарушившего кыргызско-казахское перемирие. По его словам «... он кочевья свои имел смежно с дикими киргизцами по рекам Аягузу и Каракулы, где оные стояли 18 лет...».
Причиной откочевки Бердикожо батыра в мае месяце 1785 г. в Чингис тау было, «... что сии найманцы, когда сия волость имела войну с дикими киргисцами, помощи ей никакой не давали» (3,440). Следовательно, Бердикожо оставил свои кочевья из-за разного рода опасений после войны с кыргызами. Анализируя источники можно заключить, что во второй половине XVIII в. кыргызско-казахские взаимоотношения были сложными, но тем не менее разные хозяйственно-политические вопросы решались на основе равноправия. Свидетелем этого было разделение границы, несмотря на то, что она не имела устойчивого характера.
В начале XIX в. Кокандское ханство обращает свою захватническую политику в сторону казахско-кыргызских кочевий. В 1814 г. кокандцами был завоеван г. Туркестан. В 1819 г. Омар хан завоевывает населенную казахами территорию на севере с городами Чимкент и Сайрам. В 1822 г. было заложено укрепление Аулие-Ата, ставшее в последствии важным стратегическим пунктом (6,31,43-44). Присутствие кокандцев в казахских кочевьях отрицательно повлияло на социально-политическую жизнь, так как оно привело к притеснению в родных кочевьях. Кроме того, оно усложняет и без того трудый вопрос кочевания и раздела пастбищ в кыргызско-казахских приграничных районах.
Казахские племена Старшего жуза постепенно перекочевывают в кыргызские владения, тем самым нарушая кыргызско-казахское соглашение о границе, принятое при Аблай хане. В 1814 г. произошло первое столкновение Чуйских кыргызов с отрядом Кокандского ханства. В этом столкновении один из предводителей племени солто Канай баатыр попадает в руки кокандцев. Вскоре при вмешательстве Ажибек датхи из Таласских кыргызов Канай освобождается (13,178; 2,35-38). В середине 20-х гг. XIX в. усиливается нажим кокандцев, требующих признания ханской власти. Посланные отряды, прибыв в кочевья Чуйских кыргызов, не только грабят имущество и скот, но порой грубо вмешиваются в политическую жизнь.
При таких вмешательствах возник вопрос о кыргызско-казахских кочевьях. При подстрекательстве кокандских наместников некоторые казахские правители снова подняли этот вопрос. По их требованию принадлежавшие кыргызам кочевья понижнему течению реки Чуй, к западу от реки Уч-Каинды и Ашмары, вдоль Курагатты до Ауле-Ата должны были отойти к казахам. Этот вопрос обсуждается на совете кыргызских биев при участии Ниязбек бия, Абайылда бия и Таштамбек баатыра из племени сарыбагыш, Бектен баатыра, Боку бия, Адучу баатыра, Чынгыш баатыра, Канай баатыра и Эшкожо бия из племени солто, Медет датхи, Тайлак баатыра из племени чекир саяк, Нарбото бия, Осмонбек бия из племени саяк, Боромбай, Мураталы бия и Тилекмат из племени бугу (2,37-39).
Совет биев, обсудив сложившуюся ситуацию приходит к заключению, что если кокандцы применят силу, тогда лучше откочевать на Или. Но это не было выходом из сложившейся ситуации. Оставить свои кочевья было равнозначно подчинению Коканду. Осознав это через некоторое время, они возвращаются в родные кочевья. И как об этом свидетельствует рукопись, при вмешательстве кокандских властей были вторично определены границы кыргызско-казахских кочевий. Согласно новому землеразделу границей кыргызских кочевий являлись горный хребет к северу от реки Чуй до горы Уландын учу, далее местность называемая Туюшкен, где сливаются две реки Курагатты и Ашмара, а далее кочевья от Туюшкена до горы Чал отошли к казахам (2,39). Вскоре в 1825 г. Мадалы хан, распространив свою власть над Чуйскими кыргызами, построил укрепление Пишпек в одноименном урочище и впредь кыргызы должны были платить зякет кокандскому наместнику.
В 1852 г. к царскому правительству с прошением обратились предводители племени сарыбагыш манапы Ормон и Уметалы. В своем обращении они просят подданства России и разрешения кочевать между реками Чуй и Или. (6,144). В частности, Ормон кроме вопроса о подданстве, хотел занять прежние кочевья кыргызов в Илийском направлении и просил у царского правительства левую сторону р. Или между впадением в нее реки Чарын и с западной стороны реки Каскелена, когда-то принадлежавшие кыргызам. Дед Ормона Эсенгул баатыр имел летовки в Уч-Алмате. «Верхнее течение Чилика служит постоянным зимовьем для киргиз, пишет Ч.Валиханов, в прежние времена от Карабулака до Уч-байсорн занимали сарыбагыши...» (5,312). Однако просьба Ормона о покровительстве России полного удовлетворения не получила. Было решено признать его право на владение землями, расположенными между Чу и Или, поддерживать с ним дружественные отношения (6,144-154). Во всяком случае правый берег Или кыргызы занимали до возведения русскими укрепления Верного.
В период, предшествующий русскому завоеванию, кыргызы занимали территории по обеим берегам реки Чуй. «Дикокаменная орда, пишет один из представителей колониальной власти, занимала своими кочевьями всю Чуйскую долину по обеим берегам этой реки до впадении в нее Карабалты. С водворением же русских, в укреплени Верном Дикокаменная орда султы и сарыбагышей, не бывшие еще тогда в подданстве России, из различных опасений оставили правый берег Чу... хотя тогда, как и теперь, границею Алатавского округа считалось река Чу, но киргизы Большой орды, боясь Дикокаменных, не переходили на южный склон кастекских гор и по-прежнему занимали свои старые кочевья» (4,178-179). Следовательно, казахские племена еще в середине 60-х гг. XIX в. не занимали правый берег реки Чуй. Сведения, собранные толмачем Бардашевым, подтверждают эти данные. Он относит к зимним кочевьям сарыбагышей урочища по правому берегу реки Чуй, Кемин, Кир-Тобулгы, Бийчеке, Ики- Карабулак, далее по реке Каштек, вокруг укрепления Токмока по речкам Уч-Кутур, Кара-Кунуз (10,19).
Вышеупомянутый русский чиновник в своем докладе пишет следующее: «... границею между Алатавским округом и левым флангом Туркестанской области по прежнему считается река Чу, то Алатавское начальство несколько раз уже обращалось ко мне с требованием об удалении упомянутых каракиргизских родов с Иссык-Кульского Кунгея и вообще с правого берега Чу. Выполнить эти требования я не имел ни малейшей возможности либо с удалением с этих мест сарыбагышей, неминуемо должно было лишить их и пашен и удобных зимних стойбищ, а также крайне стеснит те роды, которые кочуют на левом берегу реки Чу, что конечно имеет весьма важное влияние на главное их богатство скотоводство» (4,178-179).
Тем не менее, манап Торогелди, считавшийся менее благонадежным среди Чуйских кыргызов, был водворен со своей волостью к юго-восточному склону Александровского хребта и по долинам Каракол и Кочкор. Земли их в Чуйской долине понадобились под оседлые русские поселения (14,38).
В заключении можно сделать вывод, что, несмотря на кочевой образ жизни у кыргызов и казахов существовали определенные границы кочевания, и они считались собственностью определенного племени или рода. Разногласия по вопросам кочевья решались согласно исконной вековой традиции кочевников. В последующий период, когда началось вмешательство Кокандского ханства и Российской империи вековые традиции соседства начали терять былое значение. Оно окончательно было вытеснено введением в край территориально - административного управления царской России.

Литература:
1. Аристов Н.А. Усуни и кыргызы или каракыргызы: Очерки истории и быта населения западного Тянь-Шаня и исследование по его исторической географии. - Бишкек, 2001. - С.434
2. Супруненко Г.П. Материалы из китайских источников по истории киргизов XVIII - начало XIX в. Фрунзе, 1976. (№5179).-С. 21
3. Аристов Н.А. Указ.раб. - С. 437
4. Сапаралиев Д. О расселении киргизов в XVIII столетии //Актуальные вопросы этнографии и археологии Киргизии. Сб. статей.- Фрунзе, 1989,- С.37
5. Сапаралиев Д. Взаимоотношения кыргызского народа с русскими и соседними народами в XVIII веке. Бишкек, 1995. -С.90
6. Джамгерчинов Б. Очерк политической истории Киргизии XIX века (первая половина). - Фрунзе, 1966.-С. 16.
7. Казахско-русские отношения в XVIII-XIX веках: Сб.док. и материалов. - Алма-Ата, 1964.- С.668
8. Казахско-русские отношение...- С. 680; Сапаралиев Д. Взаимоотношение... - С. 93-94
9. Супруненко Г.П. Китайские источники о киргизах в XVIII - нач. XIX вв. (Тексты) - Фрунзе, 1979 (№5180.)-С. 130
10. Сведения о Дикокаменных Киргизах, собранная Толмачем Бардашевым. ЦГВИА России. Ф.ВУА об 1 д. 18550.
11. Алымбеков Т. Кыргыз урууларынын чыгышы //Рукописный фонд НАН Кыргызской Республики (далее идет инвентаризационный номер) №364 - С. 306-309
12. Алымбеков Т. Кыргыз урууларынын чыгышы //Рукописный фонд НАН Кыргызской Республики (далее идет инвентаризационный номер) №364 - С. 309- 311
13. Солтоноев Б. Кызыл кыргыз тарыхы. -1- китеп. - Бишкек, 1993.- С.165
14. Солтоноев Б. Указ. раб. -С. 166-167
15. Сапаралиев Д. Взаимоотношения кыргызского народа с русскими и соседними народами в XVIII веке. - Бишкек, 1995.- С.96
16. Супруненко Г.П. Китайские источники о киргизах в XVIII - нач. XIX вв. (Тексты) - Фрунзе, 1979 (№5180.)-С. 134
17. Алымбеков Т. Кыргыз урууларынын чыгышы //Рукописный фонд НАН Кыргызской Республики (далее идет инвентаризационный номер) №364 - С. 317
18. Солтоноев Б. Указ. раб. - С. 168-169
19. Алымбеков Т. Кыргыз урууларынын чыгышы //Рукописный фонд НАН Кыргызской Республики (далее идет инвентаризационный номер) №364 - С. 318
20. Казахско-русские отношения в XVIII-XIX веках: Сб. док. - Алма-Ата, 1964.- С. 94-95
21. Там же: С. 100
22. Талызин А. Пишпекский уезд. Исторический очерк (1855-1868 гг.) // Памятная книжка Семиреченского областного статкомитета на 1889 г. - Том II. - Верный, 1898.
23. Архивные материалы по истории Киргизии XIX века. - №80.
24. Валиханов Ч. Дневник поездки на Иссык-Куль//Собр. соч. в пяти томах. - Алма-Ата, 1984. - Т.1.

Категория: Киргизы | Добавил: elbilge (02.08.2008) | Автор: elbilge
Просмотров: 12758 | Рейтинг: 4.6 |

Меню сайта
Категории каталога
Киргизы [16]
Поиск по каталогу
Форма входа
Статистика
Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Наш опрос
На ваш взгляд - война 1939 - 1945 гг. это:
Всего ответов: 507
Друзья сайта

Copyright elbilge © 2003-2007 Сайт управляется системой uCoz